Дети, Записи

Белоруска вынужденно уехала с ребенком в Литву, там ее больше всего потрясла школа

школа в Литве

Колумнист и писательница Анна Златковская вот уже три месяца живет с сыном в Литве. Ребенок-второклассник пошел в обычную школу в Вильнюсе, куда его приняли на второй день после обращения к директору. И хотя прошло совсем немного времени с начала учебы, не заметить разницы по сравнению с белорусской школой невозможно, изданию «Ребенок.by» рассказывает Анна. Ребенку нравится учиться, а она сама впервые узнала, что такое «по-настоящему адекватное отношение к детям».

Когда меня спрашивают: «Ну, как там в Литве?», я теряюсь. Единственное, о чем я рассказываю взахлеб — про школу Марка, насколько она отличается от того, к чему я привыкла.

Я сама из тех, кто даже во взрослом возрасте помнит об унижениях в белорусской школе. Помню, как при всем классе меня отчитывали за бедную одежду. Как помыкали тем, что мама игнорировала собрания и не сдавала деньги (хотя мать-одиночка, вроде очевидно, но нет). Как классная, придя к нам домой, потом всем рассказывала, что бедная девочка ест одну картошку (90-е годы) и как у нас вообще все плохо дома. А мне доносили эти разговоры, и я сгорала от стыда за то, что кто-то залез своими грязными руками в нашу с мамой жизнь.

А мою подругу учительница называли идиоткой. А детей знакомой — дебилами. Кого-то били по рукам. Кому-то пророчили славу дворника или уголовника. В общем, школа нашего детства была жестокая. Мы думали: вырастем и что-то изменится.

А не изменилось. Дети — по-прежнему рабы. Родители — взрослые рабы. Есть система, живя в ней, — плати. Не платишь — готовься к плохим оценкам. Не верите? Помню, как знакомая учительница так и сказала: «Если родители не идут мне навстречу (сдавая деньги на необходимые вещи), то и я не стану делать то, что от меня ждут». Она имела в виду оценки, за которые так цепляются взрослые в надежде на прекрасное светлое будущее детей.

Я уже писала в начале сентября, как физрук пригрозил ученикам за плохое поведение отправить их на автозаке в интернат. И только одна мама согласилась, что это неприемлемо, нужно обратиться к директору. А наша классная в родительском чате написала мне, что я не права. Ничего страшного. Не нужно так по каждому поводу переживать. И если она начнет говорить, о чем болтают дети на уроках, нас всех нужно будет лишить родительских прав.

Слова педагога. Все тот же убогий шантаж и подчинение, от которых уже тошнит. И, конечно, от того, насколько безвольны родители, считающие вот это все нормой.

В общем, про нашу школу вы и так все знаете. Про бесконечные потоки денег, про отношение к детям, БРСМ, субботние праздники и так далее.

А теперь про литовскую школу

Информация будет лишь за последние два месяца, но этого хватило, чтобы впервые понять, что такое адекватное отношение к детям. И это удивительное ощущение. Марк учится в районной гимназии Sauletekio. С художественным образованием в области музыки, хореографии и искусства. Это русская школа, таких учебных заведений в Вильнюсе хватает, я выбирала, исходя из близости к дому, хотя все советуют белорусскую гимназию, но она очень далеко от нас.

Зачислили ребенка в школу быстро и без проблем. Пришла к директору, объяснила, кто мы и почему в Литве, мы отсканировали паспорт, сделали запрос в литовскую инстанцию, запрос в нашу минскую школу и все. Марк уже учился через день.

В классе примерно по 16 человек. Как объяснила мне педагог, классы разделили, чтобы в помещении было меньше людей и меньше контактов, соответственно. Обязательное ношение масок вне школы. И это касалось только младших классов, так как старшая школа на удаленном обучении. Дети сидят в шашечном порядке, за партой ты один. Родителей в школу не пускают.

Питание платное. Стоимость — 1,5 евро. Воду, бутерброды можно приносить с собой. Тут завтрак в 9.30, обед после уроков. Можно выбирать, что захочет поесть ребенок. Хотите сосиски — будут сосиски. Хотите мясо — будет мясо. Аллергия? Заменим питание. Учительница говорила мне, что старается разнообразить рацион, так как все дети хотят только сосиски, мы посмеялись.

Учебники выдали бесплатно. Дополнительные тетради нужно покупать. Так как мы пришли посреди учебного года, те, что на русском, я ни в одном книжном не нашла. Учительница мне их распечатала сама. За каждую распечатку я заплатила 1,5 евро. За учебник и тетрадь по английскому заплатила 20 с центами евро. Да, недешево, кто-то возрадуется: ага, вот вам и европейское образование! Только я готова платить (лишь бы был доход), потому что по поводу всего остального у меня выступают слезы на глазах! Простое человеческое отношение мною воспринимается как чудо.

«Тут на меня никто не кричит»

Марк проучился одну неделю в школе и спросил меня: «А можно мы останемся тут жить»? Я спросила: «Почему»? А сын ответил: «Тут на меня никто не кричит». Мы шли домой, в съемную квартиру, я в совершенном раздрае от того, что уехала из родного дома и страны, а мой ребенок говорит, что ему хорошо, потому что на него не кричат.

И тут я вспомнила, как прослушивала его уроки (с помощью мобильных часов с опцией обратного звонка). Нет, я не из тех мамочек, которые следят за сыном бесконечно. Просто иногда проверяла, как он там, мой сын. К тому же, педагог стала вызывать вопросы после упомянутого случая, поэтому я решила узнать о ней больше.

И вот урок рисования, а она кричит на детей, пытаясь объяснить им какие-то очевидные вещи. Я была в шоке от того, сколько ора получили дети, выводящие карандашом какой-то рисунок. Что происходит? Урок рисования или очередная строевая подготовка? А сколько таких непрослушанных уроков? Об этом даже не хочется думать.

В Литве же все иначе. Пока занятия проходили в школе, классная рассказывала мне, что у сына плохо с дисциплиной. Она, мол, будет к нему строга, так как правила нужно выполнять. Если после первого замечания сын продолжает делать по-своему, она говорит громче. Об этом учитель меня лично предупредила. В тот момент я радовалась, что стою в маске и мой смех-улыбку никто не видит. Конечно, спасибо, что предупредили.

Планшет с безлимитным интернетом выдали в школе

После каникул объявили, что уходим на удаленное обучение из-за ковида. К слову, те родители, которые вынуждены работать не дома (пожарные, медики и так далее) отправляют детей в школу, за ними присматривают воспитатели, а учатся все равно по планшету.

В общем, нужно подключить программу Teams — и вперед к знаниям. Я сначала распереживалась: у меня один ноутбук, а денег на покупку планшета нет совсем. Но за несколько дней до старта удаленки педагог написала в чате, что тем, у кого нет планшетов, в школе их выдадут. До сих пор помню свое удивление. Как это, выдадут планшеты? А вот так. Samsung Galaxy с зарядкой и уже подключенной программой и безлимитным интернетом. Все за счет … школы.

Теперь я могу воочию наблюдать, как проходят занятия. И каждый раз чуть не плачу от осознания того, насколько я травмирована обучением в белорусской школе. Если коротко: педагог болтает с детьми так, будто они ее друзья. Маркуня, Оливия, Анабелка, ну, давайте же уже, вот сюда посмотрите… Ругается (скорее ворчит), когда дети шалят и кого-то выбрасывают с урока (программа позволяет это сделать).

Если возникают какие-то вопросы по обучению детей — присылает в родительский чат голосовое сообщение.

Ключевым моментом для меня стало то, что Марк начал иногда обращаться к классной на «ты». Я его ругаю, объясняю, что так нельзя, надо соблюдать дистанцию. Но вот в чем дело: он это позволил себе, потому что максимально ей доверяет. Елена Антоновна учила, старалась объяснить что-то, сын воодушевлялся и забывался. И я понимаю, почему: ведь его не ругают, не обзывают «дебилом» и не угрожают автозаками и интернатами.

Так как сын не владеет литовским и не проходил его с первого класса, ему дали педагога, который занимается с ним дополнительно. Бесплатно. Причем скажу, что, уйдя на удаленку, я сама присела к планшету, чтобы заниматься литовским. И педагог сказала: правильно, давайте вместе. Шок? У меня — да.

Еще помню, как учительница спрашивала детей, какую книгу они прочли на литовском. А Марка, зная, что он не в теме, попросила рассказать про книгу, которую он читает сейчас. Услышав про Стивена Хокинга, похвалила. А я была так благодарна за то, что литовские учителя находят возможность каждому ученику уделить внимание.

Как-то классная передала мне дополнительную тетрадь по математике, которой у нас нет, и сказала: «Если Марк в чем-то не успевает, вы мне говорите, я с ним отдельно позанимаюсь». Она, мол, легко может провести урок дома по Teams. Я стояла на улице в снежном Вильнюсе и не понимала: как так? Неужели это норма, когда учителя искренне хотят помочь твоему ребенку?

Я впервые увидела, что ребенок учится с радостью, переживает, конечно, немного, что отстает, но все равно я вижу этот интерес и понимаю теперь, откуда он. Потому что никто на ребенка не кричит. Ни педагог по рисованию, ни учитель по английскому, ни классная. Он сам встает в 8:10, подключает наушники, кладет книги на стол, подключается к уроку и учится, иногда расстраиваясь, что пропадает звук.

И самый важный вопрос, который волнует многих белорусов: нет, ни на ремонт класса, ни на шторы здесь родители деньги не сдают. Только на бумагу для тех самых распечаток дорогих тетрадей, чтобы помочь друг другу.

В общем, когда меня спрашивают про то, как мне тут, в Литве, я могу сказать только одно: мой сын узнал, что такое свобода и уважение благодаря системе образования, построенной в одной отдельной гимназии в одном из обычных районов Вильнюса.

Добавить комментарий