Главные

Бежать из России или оказаться в тюрьме?

Бежать из России

«Все большее число российских политиков и журналистов вынуждают отправиться в ссылку, что напоминает темную эру советских репрессий. Постоянная струя политически мотивированной эмиграции, сопровождавшая двадцатилетнее правление президента Владимира Путина, в этом году превратилась в стремительный поток. Представителям оппозиции, их помощникам, правозащитникам и даже независимым журналистам все чаще предоставляется простой выбор: бежать или оказаться в тюрьме», — пишет The New York Times, добавляя, что «(…) в совокупности, по мнению экспертов, это самая большая волна политической эмиграции в постсоветской истории России».

«Вынужденные отъезды в этом году напоминают тактику, отточенную КГБ в последние десятилетия Советского Союза, когда секретная полиция говорила некоторым диссидентам, что они могут отправиться на запад или на восток — в ссылку или в сибирский тюремный лагерь. Теперь, как и тогда, Кремль, похоже, делает ставку на то, что изгнание известных критиков из страны — меньшая головная боль, чем их заключение в тюрьму, и что русских за границей легко изображать как предателей, состоящих в сговоре с Западом», — указывает автор публикации Антон Трояновский.

«Их стратегия такова: во-первых, выдавить их, — говорит Дмитрий Гудков, популярный московский оппозиционный политик, бежавший в июне. — А если нельзя выдавить, бросить их в тюрьму».

Издание напоминает, что «7 августа Любовь Соболь, самая известная союзница Навального, оставшегося в России, вылетела в Турцию, сообщили прокремлевские телеканалы. Ранее в этом месяце суд приговорил Соболь к полутора годам ограничения передвижений, включая запрет на выезд из Московской области. Но власти предоставили ей несколько недель свободы до вступления приговора в силу — явный сигнал для Соболь о том, что у нее есть последний шанс уехать».

«Конечно, лучше всего участвовать в российской политике, находясь внутри России, — заявила Соболь в недавнем интервью. — Но на данный момент риски этого слишком велики».

«В понедельник российские информагентства сообщили, что пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш также покинула страну. Андрей Солдатов, который в соавторстве с Ириной Бороган написал книгу «Свои среди чужих» об истории русских за рубежом, охарактеризовал практику вытеснения диссидентов как «очень умную тактику» Кремля. Они оба сами находятся в добровольном изгнании в Лондоне с сентября, получив сигналы о том, что возвращаться было бы опасно, рассказал Солдатов. «Когда люди могут выбирать между дальнейшей радикализацией или отъездом, у людей все еще есть выбор, и они уезжают, — говорит он. — Это снижает давление на систему».

«В этом году волна отъездов, вызванная подавлением инакомыслия, последовавшим за возвращением Навального в Россию в январе, включила более десятка национальных и региональных фигур движения Навального, которое было объявлено вне закона как экстремистское; других активистов оппозиции со всей страны; и журналистов, издания которых были запрещены или заклеймены как «иностранные агенты», — констатирует издание. — Один из журналистов, занимающихся расследованиями, Роман Баданин, находился в семейном отпуске в Африке в прошлом месяце, когда его издание «Проект» было объявлено «нежелательной организацией», что сделало любую связь с ним потенциальным преступлением. Он подумывал о возвращении домой, чтобы предстать перед обвинением. Это могло бы сделать его политической звездой, но помешало бы его способности продолжать работу журналистом, а время, проведенное в тюрьме, «было бы моими наименее продуктивными годами», говорит он. Поэтому Баданин прилетел из Марокко в Нью-Йорк (…). (…) Баданин говорит, что, когда полиция провела обыск в доме его заместителя, месседж не мог быть более ясным: следователь демонстративно вернул ему найденный паспорт».

 В этом месяце закрылись два новостных издания и правозащитная организация, поддерживаемые Михаилом Ходорковским, бывшим нефтяным магнатом, который провел 10 лет в тюрьме после столкновения с Путиным и теперь живет в Лондоне, после того, как связанные с ним организации были объявлены «нежелательными», говорится в статье. «Андрей Пивораров, бывший глава движения «Открытая Россия» Ходорковского, был арестован после того, как в мае сел на рейс в Варшаву — это признак того, что не всем диссидентам разрешено бежать».

«Я считал, что необходимо продолжать работать открыто и публично до последнего момента, пока существует такая возможность», — говорит Ходорковский. Но теперь, по его словам, «риски такой работы стали слишком велики».

«Когда оппозиционные лидеры уезжают, прокремлевские СМИ с презрением сообщают об их отъезде. (…) Соратники Навального пытаются сохранить свое влияние с помощью антикоррупционных расследований и прямых трансляций на YouTube, а также агитации за скоординированное протестное голосование на парламентских выборах в России в сентябре. Но они не подчеркивают того факта, что находятся за границей, — пишет газета. — Иван Жданов, исполнительный директор команды Навального, покинул Россию в январе, помогая координировать протесты, последовавшие за возвращением и арестом Навального. Он решил не возвращаться после того, как российские власти обвинили его якобы в вербовке несовершеннолетних на акции протеста. В телефонном интервью, находясь в точке в Европе, которую он не стал раскрывать, он говорит, что поле битвы российской политики в значительной степени переместилось в онлайн-сферу. «Важно то, что мы делаем, а не то, пересек ли определенный сотрудник или определенное количество сотрудников границу Российской Федерации», — сказал Жданов.

«В марте полиция на юге России арестовала 66-летнего отца Жданова, отставного местного чиновника, по подозрению в злоупотреблении служебным положением. Сейчас он находится в тюрьме на Крайнем Севере России. «Это террористы, взявшие заложника», — сказал Жданов об аресте своего отца, пообещав, что не изменит курса.

«Что касается Гудкова, московского политика, то его вынудила покинуть страну угроза тюремного заключения его родственницы. В июне люди, близкие к властям, позвонили жене и отцу Гудкова, чтобы передать сообщение о том, что ему и его 61-летней тете грозит тюремное заключением по делу о якобы невыплаченной арендной плате. Несмотря на то, что он был подозреваемым в уголовном расследовании, Гудков смог сесть в машину и уехать на Украину — шаг, который, по его мнению, снизил давление на его тетю, — передает издание. — Гудков, проработавший в парламенте с 2011 по 2016 год, считает, что российские власти убеждены, что в советские времена недостаточному количеству диссидентов было разрешено покинуть страну, что привело к внутреннему политическому давлению, которое привело к гибели страны. Но официальные лица не осознают важность интернета, отмечает он».

«Наши генералы в службах безопасности готовятся к последней войне, — сказал Гудков из своего нынешнего убежища в Болгарии. — Теперь, если ты уезжаешь, тебя слышат так же, если не лучше».

«Некоторые критики Путина не согласны. По словам Юлии Галяминой, которая в прошлом году помогала возглавлять кампанию против референдума, позволившего Путину править до 2036 года, она отказалась принять намек на то, чтобы уехать, пока против нее велось уголовное следствие. Ее приговорили к двум годам лишения свободы условно, что не позволило ей баллотироваться в парламент в сентябре. Сейчас она работает с другим кандидатом от оппозиции, но по совету своего адвоката воздерживается от уличных протестов», — говорится в статье.

«Простите, но как здесь что-то изменится, если все уедут? — говорит она. — Когда все начнет рушиться, власть перейдет в руки тех, кто рядом».

Добавить комментарий