Политика

Бойкот выборов в Госдуму

Юрий Самодуров

Юрий Самодуров: Это не «сидение на диване» и не операция в пользу президентской администрации

update: 23-08-2021 (16:56)

Многие читатели обращения «Мы за бойкот «выборов» в Государственную думу«, подписанного Витольдом Абанькиным, Владиславом Иноземцевым, Эдуардом Молчановым, Александром Подрабинеком и мной и опубликованного 19 августа в блоге Владислава Иноземцева на «Эхе Москвы», в своих откликах на него пишут в моей ленте, что наш призыв к бойкоту означает не что иное как призыв «сложить лапки», стать «диванной партией», что это поведение штрейкбрехеров, что бойкот «сушит» явку в интересах администрации президента. А один мой товарищ написал, что наш призыв к бойкоту все равно что «спецоперация по укреплению путинской вертикали, как репрессии, выдавливание из страны инакомыслящих»… Отметился, написав о «диванной партии» у меня в ленте, даже Михаил Соколов, замечательный обозреватель «Радио Свобода».

Господа, откуда у вас эти представления?

И интересно, кто предписывает бойкотчикам «сложить лапки», «сидеть на диване», «ничего не делать»?

Бойкот только тогда является политической акцией, когда это ПУБЛИЧНОЕ ДЕЙСТВИЕ. Проведение бойкота можно сравнить с проведением громкой рекламной кампании по продаже какого-нибудь товара с участием звезд и множеством активистов. Без них бойкот не получится. Поэтому все зависит от того, появятся ли среди сторонников бойкота выборов в Госдуму достаточно известные люди, которые напишут в его поддержку в СМИ, выступят на «Дожде» и т.д., а также активисты, выходящие на пикеты и т.п.

Ни я, ни мои коллеги по обращению с призывом к бойкоту выборов в Госдуму обеспечить это одни не можем. Если Вы лично напишете что-то в поддержку бойкота выборов в Госдуму у себя в ленте, будет уже плюс. Но вы пишете, что из бойкота ничего не получится, поэтому я не понимаю, зачем вы так увлеченно критикуете наш призыв к бойкоту выборов в Госдуму? Что касается бойкота выборов в городские законодательные собрания, в своем обращении мы не касаемся этого вопроса, так как мнения лиц, выпустивших обращение с призывом к бойкоту выборов в Госдуму, по этому вопросу разные.

Может быть, вы все же согласитесь, что участие оппозиции в голосовании на выборах в Государственную думу 17–19 сентября помимо высокого уровня явки (которая для Путина важна) единственно возможный способ легитимации очередной «путинской» Госдумы, или, сказать точнее, единственный способ обеспечения псевдолегитимности[1] «путинской» Госдумы. Администрации президента, полагаю, сегодня даже желательно, чтобы несколько человек из несистемной оппозиции прошли в Госдуму. И сторонникам «Яблока», и сторонникам Умного голосования стоит иметь это в виду.

О системных партиях и кандидатах я просто не думаю и не упоминаю их, поскольку они, безусловно, заинтересованы в поддержке легитимности путинской Госдумы и поддерживают путинский режим.

Интересный вопрос об источниках легитимности западных парламентов (которую никто не подвергает сомнению) при низкой явке на выборы задал мне Игорь Князев. Я не политолог, но думаю, что легитимность этих парламентов обусловлена не только явкой, которая может быть и низкой, не только соблюдением демократической и законной процедуры выборов, но и участием оппозиции в выборах и ее представленностью в этих парламентах. И, кроме того, для легитимности парламента, по-моему, важно, как работает парламент — насколько он является «местом для дискуссий» и насколько он свободен и независим от органов исполнительной власти.

То же самое можно сказать и о нашем «парламенте». Участие миллионов людей, не принимающих режим Путина, в голосовании на выборах в Госдуму и последующее участие представителей несистемной оппозиции в парламентской работе и парламентских дискуссиях (будем считать, что несколько представителей несистемной оппозиции пройдут в Госдуму) — это ведь и есть необходимый, хотя и недостаточный фактор обеспечения ее легитимации и легитимности. А результат, к сожалению, по большому счету будет один — ни по одному серьезному для исполнительной власти вопросу несколько «яблочных» депутатов, «зеленых» и т.д. в путинской Госдуме не смогут ничего сделать и не выиграют ни одного серьезного голосования, а какой-то уровень легитимности решений и существования «путинской» Госдумы своим присутствием в ней обеспечат.

По этой причине лично я, честно говоря, не хочу, чтобы депутаты от «Яблока» и «зеленых» и кто-то еще из нормальных людей были в составе «путинской» Госдумы, хотя знаю, уважаю и ценю нескольких баллотирующихся в Госдуму лиц, например, выдающегося депутата питерского ЗАКСа, члена бюро «Яблока» Бориса Вишневского, питерского священника-правозащитника Григория Михнова-Вайтенко, а также поддержанных «Яблоком» ряд других кандидатов.

Много раз говорили и я сам знаю, что у депутата «путинской» Госдумы, во-первых, есть трибуна. Во-вторых, депутатский запрос в некоторых ситуациях действенная сила и депутат может помочь конкретным людям. Сотням и, может быть, тысячам. Это правильно, и я с этим, конечно, не спорю. Но признайте тогда, это будет честнее, что о том, чтобы значительно изменить существующий режим и делегитимизировать одну из ключевых политических институций режима — Госдуму, вы на выборах в нее забываете и об этом не думаете. Или вы рассчитываете, что несколько депутатов от «Яблока» или «зеленых» и кто-то еще, если они в Госдуму пройдут и будут в ней работать, ее «переформатируют», изменят и настолько переубедят и «обработают» остальных депутатов за четыре года, что «путинская» Госдума возразит против избрания Путина в 2024 году на очередной срок или выразит недоверие его преемнику, если Путин назовет его имя?

В конце концов, в связи с выборами в Госдуму все определяется вашей личной политической целью. Если никакой другой политической цели кроме желания увидеть в Госдуме нескольких депутатов от «Яблока» или «зеленых» или каких-то других депутатов у вас нет и вы считаете, что вершина деятельности для оппозиционного политика — это присутствие в «путинской» Госдуме (а может, вы даже хотите, чтобы кто-то из них вошел в правительство Михаила Мишустина, как входил в правительство в 2004–2020 году яблочник Игорь Артемов, ныне помощник Мишустина, который, как говорят, сделал много полезного), то участие в голосовании за соответствующих кандидатов 17–19 сентября и тем самым соучастие в легитимации путинской Госдумы этой цели не противоречит. Поэтому со спокойной душой идите и голосуйте. Никто вам в этом не препятствует! И мы тоже вам в этом не препятствуем.

Но думать, что эта политическая цель, хотя она и популярна, единственно возможная и единственно правильная, не стоит. Эдуард Молчанов, подписавший обращение о бойкоте выборов, написал, что персонаж по имени Путин и его администрация, конечно, не преминут воспользоваться и воспользуются Госдумой самым циничным образом, когда им это будет нужно, как уже не раз пользовались, независимо от того, будут ли в Думе несколько депутатов от «Яблока», «зеленых» и т.д. или нет. Да и прожженных циников и идиотов, раздувающих антизападную и антиоппозиционную истерию в российском обществе, среди депутатов системных партий достаточно. И я думаю, никто из «яблочных» депутатов и фигурантов Умного голосования не откажется от депутатского мандата (если его получит) даже после какого-либо ужасного результата голосования путинской Госдумы. То, как Путин и Администрация президента уже 20 лет проводят голосования в Думе, этот вывод подтверждает.

Что касается человеческого и политического смысла призыва к бойкоту предстоящих выборов в Госдуму, то он в том (если я правильно понимаю коллег, подписавших призыв к бойкоту), что мы не хотим участвовать в легитимации обслуживающей Администрацию президента и Путина Государственной думы ни на уровне выборов в нее, ни на уровне ее последующей деятельности.

Наша политическая цель — смена режима и его делегитимация, отказ в доверии «путинской» Госдуме возможными для нас и любых граждан законными, мирными и рациональными средствами. Проведение бойкота выборов в Госдуму законно, а с точки зрения отказа ей в доверии, ее делегитимации — рациональная политическая акция. И призыв к публичному бойкоту выборов — это не отказ от участия в демократической и оппозиционной политике, а одна из форм участия в ней.

Критики пишут, что «уже трижды забойкотчики призывали к бойкоту. С нулевой пользой в итоге. Теперь в четвертый раз» — (автор этого коммента имеет в виду несколько предшествующих выборов в Госдуму и Конституционный референдум).

Что на это ответить? Постольку поскольку профессиональные политики и массы не руководствуются политической целью делегитимации «путинской» Госдумы, то и предложение о рационально сформулированном средстве ее достижения — публичном бойкоте выборов — до сих пор не имело политического успеха. В этом нет ничего удивительного.

Но разве следует считать, что если с бойкотом выборов в Госдуму и с бойкотом Конституционного референдума уже трижды ничего не получилось и, может быть, не получится и в этот раз, то этот призыв — чепуха? Никто ведь в среде несистемной, прежде всего «яблочной», оппозиции не говорит, что политическая цель — смена режима и делегитимация «путинской» Госдумы — вредна и нелепа! Просто об этой цели в связи с выборами в Госдуму не говорят вообще. Ну а мы говорим и хотели бы о ней говорить дальше.

Мы ведь не тянем никого за шкирку и за шкурку в «светлое будущее», а просто предлагаем всем избирателям и политикам самим сформулировать свои серьезные, долговременные политические цели и поступать на выборах в Госдуму исходя из этих целей, так, чтобы ваши действия им соответствовали.

Что касается вечного хождения «по кругу» в спорах и аргументации сторонников и противников бойкота выборов в Госдуму, о чем написал Ян Рачинский, это неизбежно и естественно, поскольку никаких серьезных антисистемных (по отношению к существующему путинскому режиму) политических целей ни публицисты, ни политологи, ни оппозиционные несистемные партии не выдвигают. Пока не наступит какой-то кризис в верхах или в стране, это положение, думаю, сохранится.

Идею и предложение о том, какая политическая цель могла бы вывести из клинча и «хождения по кругу» сторонников и противников бойкота выборов в органы власти, я излагал несколько раз — это предложение и цель провести Учредительное собрание, которое одно только способно, по моему мнению, серьезным и позитивным образом изменить положение вещей и пересоздать наше государство, сделать его более демократичным, не столь нагло обращающимся с людьми и значительно более социально справедливым.

Конечно, проведение УС возможно не сегодня и не завтра, но если поставить целью добиться его проведения в 2024 году, чтобы не допустить продолжения пребывания Путина в должности президента или назначение им своего преемника, или даже после 2024-го при преемнике Путина, то двигаться к этой цели возможно… Если начать обсуждать эту идею в позитивном ключе, то и созыв УС, который в свое время поддерживали Елена Боннэр, Марина Салье и другие известные лица, перестанет казаться неосуществимой чепухой. Во времена Боннэр и Салье это действительно не казалось чепухой, но демократическому и либеральному истеблишменту проще было иметь дело с Ельциным, чем с созывом УС, и идея была похоронена. То же самое происходит сейчас. Нынешнему демократическому и либеральному истеблишменту, да и критически настроенным по отношению к режиму гражданам, намного проще иметь дело с Путиным и его администрацией, хотя они и «закатывают оппозицию в асфальт», чем с идеей подготовки и созыва УС. Ее осуществление сложно и проблематично и требует много чего, а политический успех и результат не предопределены.

[1] Псевдолегитимность будущей Госдумы определяют не только изъяны процедуры ее формирования — недопущение к выборам многих оппозиционных кандидатов, лишение множества избирателей пассивного избирательного права, отсутствие графы «против всех» в избирательных бюллетенях, ставшие уже обычными фальсификации при подсчете голосов и т.д. О главных из этих изъянов сказано в обращении «Мы за бойкот «выборов» в Государственную думу». Полагаю, что важно также то, насколько российская Госдума СВОБОДНА В СВОИХ РЕШЕНИЯХ. Очевидно, что «путинская» Госдума в своих решениях НЕСВОБОДНА. По всем существенным вопросам подавляющее большинство ее депутатов (за исключением очень немногих) голосуют и принимают решения по указаниям Администрации президента. Вот что, по-моему, также определяет ее псевдолегитимность.

Юрий Самодуров

Добавить комментарий