• Сб. Май 21st, 2022

Что же вы творите, бесы?! Они и есть те самые бесы. Война — их пиршественный стол

Война

T.me Представляю — и все равно не могу вообразить, — что должен думать летчик, летящий сегодня над Украиной?

То, что он должен выполнить приказ — и как именно он должен его выполнить? Или?..

Там, внизу, может быть его первая любовь — одноклассница, переехавшая в Украину. Его друзья. Родственники. Да даже если и нет — какой-нибудь городок или деревня с симпатичными хатками, которую он когда-то проезжал.

О чем он может думать сегодня? Или это — нечеловеческое существо, биоробот с чипом из пропагандистских телеканалов в то, что у людей принято называть мозгом?

Я не знаю. Я отказываюсь это понимать.

В Украине я был в детстве. Как раз в ту пору, когда мечтал стать летчиком. Состояние здоровья быстро поставило жирный крест на таких мечтах — и вот сегодня спасибо ему, состоянию здоровья! По крайней мере, выбирать между трибуналом и добровольным уходом мне не надо.

Прекрасно помню большое село в Черкасской области, те самые аккуратные хатки, сельские дороги, вишни у обочины… И такую страну — бомбить?!

Что там сегодня Черкассы? Не видел пока их в ленте. Видел Харьков, видел Киев, видел Миргород — Мирный (когда-то!) Город… и Ивано-Франковск. Ивано-Франковск — самый-самый запад! Даже туда дотянулись.

Что же вы творите, бесы?!

Да, они и есть те самые бесы, по Достоевскому или нет. Адские существа, вообразившие себя выше простых людей, назвавшиеся «элитой». Война — это их пиршественный стол.

Придет время, бесы, — возможно, даже скоро придет, — и история, якобы столь нежно вами любимая и ценимая, вынесет вам свой приговор. Всем — и явным, и тайным поджигателям войны. Это не «телефонное правосудие», это нечто посерьезней.

А пока остается молиться. Молиться за жизни людей, ставших заложниками у безумия. Молиться за то, чтобы как можно больше людей, оказавшихся в государстве-агрессоре, оставались людьми.

*   *   *

Есть одно древнее предание — о том, чем кончается братоубийство.

«Будда поспешил в Кошалу в сопровождении верного Ананды. Он хотел убедить Видудабху, что шакьи ему не враги. Однако вскоре Будда понял, что вовремя дойти до столицы Кошалы ему не удастся. Тогда Учитель решил дожидаться Видудабху на дороге, ведущей из Кошалы в столицу шакьев Капилавасту.

Будда сел под сухим деревом на обочине дороги и стал ждать. Вскоре вдалеке заклубилась пыль. Это шли войска Видудабхи. Сам он ехал верхом на коне в сопровождении многочисленной свиты. Поравнявшись с Буддой, царь узнал его и остановился, но с коня не сошёл. Высокомерно усмехаясь, он обратился к Будде, называя его Гаутама, так, как называл бы простолюдина.

— Что заставило тебя, Гаутама, — спросил он пренебрежительно, — выбрать для отдыха сухое дерево, которое не защищает тебя от солнечных лучей? Около тебя много тенистых деревьев.

— Зачем искать тенистое дерево тому, у кого есть кров родных?

Будда произнёс эти слова, намекая Видудабхе на то, что родные по крови люди должны решать все вопросы, не прибегая к насилию.

Видудабха нахмурился и ничего не ответил. Через секунду он уже ехал дальше, даже не оглянувшись на фигуру старика, скорбно застывшую на краю дороги. Когда осела пыль, Ананда помог Будде подняться, подал ему посох, а потом спросил: что же теперь будет?

— Да исполнится всё, что каждому предназначено, — ответил Будда. Больше он не произнёс ни слова и зашагал в сторону Капилавасты.

…Воины Видудабхи грабили храмы и дома горожан, а потом поджигали их. Они забирали только золото и драгоценные украшения. Богатства, доставшиеся им, были столь велики, что по всей Индии вместе с вестью о гибели шакьев разошлись их драгоценные ожерелья, золотые, изукрашенные самоцветами, запястья и кольца.

Будда и Ананда, приближаясь к Капилавасте, ещё издали увидели клубы чёрного дыма, высоко поднимавшегося над городом. Чем ближе они подходили, тем отчётливее слышали грохот рушащихся зданий, звон мечей и крики людей. Будда остановился и лёг на землю, прикрыв голову своей одеждой. Он лежал недвижимо до глубокой ночи, пока войска Видудабхи не покинули дымящиеся руины.

Тогда Будда встал и вошёл в город. От прежней Капилавасты ничего не осталось. С трудом Будда отыскал место, где прежде возвышался царский дворец. На него указали обгоревшие деревья сада, окружавшие прежде дворцовый бассейн.

Учитель увидел и обитателей дворца. Некоторые из них ещё были живы, невыносимо страдая. Будда наклонялся к умирающим, говоря им слова утешения. С восходом зари он покинул то, что прежде было прекрасным городом его детства и юности.

В это время Видудабха праздновал победу. Отойдя от дымящихся руин Капилавасты на один дневной переход, он приказал разбить лагерь в долине реки Рапти. Воины принялись пировать и делить добычу. Ничто другое их не волновало. Они были победителями, и никто в мире не мог им противостоять. Когда далеко в горах прогремел гром, один из придворных, обращаясь к Видудабхе, льстиво сказал:

— Великий царь, это боги приветствуют тебя!

Видудабха лишь рассмеялся. В горах начался сильный ливень. С круч понеслись потоки воды, круша всё на своем пути. Водяной вал накрыл долину прежде тихой и мелководной Рапти, а когда он схлынул, то не осталось и следа от Видудабхи и его войска.

Когда весть об этом достигла Кошалы, то её жители восприняли всё происшедшее как возмездие за расправу царя с шакьями».

(Цитирую по книге Т.В.Сергеевой «Будда, или Легенда о Разбуженном принце»)

274532144 3810230499203146 6330475853469352427 n.jpg? nc cat=101&ccb=1 5& nc sid=730e14& nc ohc=k3GsMQoFEhIAX SV6mU& nc ht=scontent hel3 1 Что же вы творите, бесы?! Они и есть те самые бесы. Война — их пиршественный стол

Добавить комментарий