Главные

ФСБ закрывает Россию

ФСБ закрывает Россию

Игорь Яковенко: О чем вообще теперь можно говорить в России

Зачем директор ФСБ Бортников издал указ, в котором половина пунктов касается Роскосмоса и лично Рогозина. Почему прекратили свою деятельность «Солдатские матери». О чем вообще теперь можно говорить в России.

 В этот день 51 год назад, 8 октября 1970 года Александр Солженицын был объявлен лауреатом Нобелевской премии по литературе. Это была увесистая пощечина Советскому Союзу и лично Леониду Ильичу. В ответ в советских СМИ была развернута травля Солженицына, который был объявлен «литературным власовцем» и «клеветником». В КГБ было создано специальное подразделение, занимавшееся исключительно оперативной разработкой Солженицына, — 9-й отдел 5-го управления. Наряду с коллективными письмами рабочих и колхозников, которые «не читали, но осуждают», было опубликовано открытое письмо Дина Рида, в котором американский певец объяснял «дорогому коллеге по искусству Солженицыну» что «Советский Союз всегда идет на полшага впереди ХХ века», а в США «негров вешают»…

 Сегодня Нобелевский комитет объявит Нобелевского лауреата мира. Среди 329 кандидатов эксперты назвали тех, чьи шансы предпочтительны. Это:

 «Репортеры без границ», «Комитет защиты журналистов», Светлана Тихановская, исполнительный секретарь Рамочной конвенции ООН об изменении климата Патрисия Эспиноза, израильская правозащитная организация «Бецелем» и Палестинский центр по правам человека, защитник прав уйгуров Ильхам Тохти и активист из Гонконга Натан Лау, Всемирная организация здравоохранения, Грета Тунберг, Алексей Навальный, премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн, Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев, президент США Джо Байден и движение Black lives matter («Жизнь темнокожих имеет значение»).

Если нобелевская премия по литературе бывает политической пощечиной лишь в отдельных случаях (как в случае с Солженицыным), то нобелевская премия мира становится политическим вызовом в большинстве случаев. И сегодня у Нобелевского комитета выбор – идти по пути компромисса, или бросить вызов авторитарным режимам.

Путь компромисса – это дать премию какой-нибудь известной и заслуженной международной организации (кроме, пожалуй, ВОЗ, чьих сотрудников, отправленных в Демократическую Республику Конго для борьбы со вспышкой лихорадки Эбола (2018–2020), обвиняют в изнасилованиях и сексуальной эксплуатации местных жителей, да и вопросов к ВОЗ в связи с пандемией слишком много).

Решится ли Нобелевский комитет дать публичную пощечину главным диктаторам планеты, назвав лауреатами премии мира Навального (пощечина Путину), Тихановскую (пощечина Лукашенко, ну, и Путину заодно), Ильхама Тохти или Натана Лау (в каждом из этих людей – вызов Си Цзиньпину)? А если решится, то кому? На каких весах можно взвесить вклад каждого из кандидатов в укрепление мира, в борьбу против агрессивных диктаторских режимов? Если исходить из того, что самым крупным агрессором на планете, обладающим ядерным оружием, является путинская Россия, то премии мира больше других заслуживает Алексей Навальный. Впрочем, о решении Нобелевского комитета узнаем совсем скоро…

Теперь о  событиях уже случившихся. Организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга», оказывающая помощь призывникам и военнослужащим, приостановила свою деятельность из-за утвержденного ФСБ перечня сведений, за разглашение которых можно попасть в реестр иностранных агентов или даже сесть в тюрьму.

Причиной стал приказ директора ФСБ Бортникова № 379 от 28.09.2021 о перечне сведений, не составляющих государственную тайну, которые могут быть использованы против безопасности России.

В случае целенаправленного сбора сведений, включённых в этот перечень, любое физическое лицо — как гражданин России, так и другого государства — должен самостоятельно обратиться в Минюст с заявлением о его включении в реестр «иностранных агентов». Если он этого не сделает, ему грозит уголовное преследование.

В перечне 60 пунктов. Чуть больше половины касаются ведомства Шойгу, почти половина – «Роскосмоса» имени Рогозина.

По ведомству Шойгу теперь запрещено собирать в открытых источниках и публиковать:

— сведения об оценках и прогнозах развития военно-политической, стратегической (оперативной) обстановки»;

— сведения о соблюдении законности и морально-психологическом климате в войсках;

— сведения о ходе и результатах рассмотрения сообщений о преступлениях в армии, которые расследуются ФСБ и военным следствием Следственного комитета.

То есть Бортников своим приказом полностью закрыл ведомство Шойгу не только от любой критики, но и от любых публичных экспертных оценок. Безработными отныне могут себя объявлять не только «Солдатские матери» и иные правозащитники, занимающиеся проблемами дедовщины и прочих преступлений в армии (в том числе коррупции), но и все военные эксперты и военные обозреватели, поскольку невозможно писать об армии, избегая «оценок и прогнозов», что после приказа Бортникова № 379 является уголовным преступлением…

 Вторая часть «списка Бортникова» полностью закрывает от любой публичности Роскосмос. Запрещено, например, собирать и публиковать  «сведения о проблемах, в том числе финансово-экономических, сдерживающих развитие корпорации «Роскосмос» в одной или нескольких областях деятельности».

Поскольку одной из главных проблем «Роскосмоса» является чудовищная некомпентентность его несуразного руководителя, то это означает табуирование любого публичного упоминания Дмитрия Рогозина, кроме как в пресс-релизах самого «Роскосмоса».

Другой очевидной проблемой российского космического ведомства стал знак равенства, зачем-то поставленный между госкорпорацией «Роскосмос» и просто Космосом и его освоением. Илон Маск вполне убедительно доказал, что его частные «батуты» намного эффективнее, чем продукты жизнедеятельности Рогозина и руководимой им госкорпорации, которая кроме «патриотизма» в последнее время мало что производит.

Вся эта история со «списком Бортникова» пронизана духом вызывающе наглого беззакония. Поскольку поверх закона о гостайне, иных законов о специально охраняемых тайнах, руководитель одного из сучков исполнительной ветви власти запрещает собирать и публиковать заведомо несекретную информацию из открытых источников.

На вполне справедливый вопрос, а с какой стати Бортников присваивает себе роль законодателя, есть резонный исторический ответ. Он принадлежит императору Павлу Первому:  «В России велик лишь тот, с кем я говорю, и до тех пор, пока я с ним говорю». В современной России источником власти является не народ, как об этом шепчет раздавленная и изнасилованная не пеньках прошлым летом Конституция, а лично Путин, от которого власть грязными струйками стекает на его окружение. Вот попала порция дополнительной власти на Бортникова, он и издал свой цензурный указ, напрямую противоречащий Конституции и доброй дюжине законов.

Что же касается современного российского режима, одну из характеристик которого дал император Павел Первый, то сам Павел Петрович убедился в неточности своей максимы в момент близкого знакомства с табакеркой (или с шарфиком, что в данном случае не имеет значения)… 

P.S. После публикации этого текста стало известно, что лауреатами нобелевской премии мира  стали Дмитрий Муратов и Мария Ресса (Филиппины). За них, конечно, можно порадоваться (особенно за Муратова), но то, что не дали Навальному, это очень зря…

Добавить комментарий