Главные, Записи

«Хотят, чтобы мы поскорее передохли». Как выживает в морозы омское село, где отключили отопление

Замерзают люди

В Омской области замерзает село Знаменское. Накануне Нового года, когда ударили морозы под минус 30, здесь отключили отопление. Причина –

 в истощении газового месторождения. И вот уже две недели люди спят в верхней одежде и шапках, а по квартире ходят в валенках, сообщает Сибирь.Реалии.

До начала газификации в конце нулевых Знаменское отапливалось за счет мазутной котельной. И никаких проблем не возникало. Но как только в село завели газопровод, котельную тут же разобрали. А через некоторое время земля под ней была передана в частные руки.

Сейчас газ заканчивается, и администрация поселка выдала всем обитателям села обогреватели, но они в такие морозы спасти от холода в домах не могут.

«Буду наглеть, иначе не выжить»

78-летняя Екатерина Брюхова, жительница двухэтажки по улице Красноармейская, чуть не плачет.

– 28 декабря у нас на подъезде повесили объявление, что отключат газ, 29-го раздали обогреватели, а 30 декабря утром уже все отрубили. Так как у меня квартира двухкомнатная, мне полагалось два конвектора. Но я, смотрите, хожу по дому в штанах, в шапке, в двух халатах, еще и в плед закутываюсь. На ногах – шерстяные носки и валенки. Днем температура не поднимается выше 10-12 градусов. Ночью холоднее, потому что конвекторы отключаю, опасаюсь замыкания. Сплю одетая, а спасает меня одеяло с гусиным пухом. Со старого года немытая хожу. Окна текут, стены текут, обои отвалились, на рамах плесень выступила. Я ребенком войну захватила. Тогда узнала, что такое голод. А теперь вот с холодом познакомилась. В новогоднюю ночь лежала под одеялом, и трясло меня от холода и обиды: чем я заслужила это?

Екатерина Брюхова
Екатерина Брюхова

О том, какую сумму начислят ей в январской платежке за электричество, пенсионерка даже думать пока не хочет. Но подозревает, что ее 12-тысячной пенсии может не хватить на оплату счета. Все эти дни – с конца декабря и до сих пор в Омской области стоят сильные морозы – днем в среднем ниже 20, ночами доходило до 35.

Лед на окнах в доме Екатерины Брюховой и не думает таить
Лед на окнах в доме Екатерины Брюховой и не думает таить

– Знаете, как люди у нас тут бастовали против отключения газа? Ходили в администрацию, в прокуратуру. И я вместе с ними. А что толку? Меня так и не подключили. 12 января к нам приезжал Бойко (первый зампред правительства Омской области – прим. С.Р) со своими министрами, из пустого в порожнее попереливали, никаких мер не приняли. Чиновники – это трепачи. Никогда им верить не надо, – вздыхает Екатерина Брюхова.

Анна Шайснер вместе с тремя детьми живет в однушке на первом этаже трехэтажного дома. Ее младшей дочери, Злате, на днях исполнился месяц.

– Я даже не поняла, что наступил Новый год, так в 2020-м и остаюсь. Всю праздничную ночь проплакала, – рассказывает Анна. Ради того, чтобы ей вернули газ, она нашла личные мобильные номера местных чиновников и начала звонить им по несколько раз на дню. И так на протяжении почти всех новогодних каникул.

– Я подумала: раз они наглеют, то и я буду наглеть. Иначе здесь не выжить. – уверена Анна. – 12 января мне вернули газ, и больше я его никому отключить не дам!

Ошибки ваши, а деньги – наши…

67-летняя Валентина Штрауф говорит, что ее двухэтажка на Ленина – самая старая в Знаменке.

– У нас и так все прогнило, просело, стены пустые, полы латать не успеваем, – рассказывает пенсионерка. – С газовым отоплением кое-как выдерживаем. А с калориферами окна льдом сразу покрылись. Ночью температура до 6-8 градусов опускалась. Такое отношение у нашей власти к нам, будто хотят, чтобы мы поскорее передохли. Это надо ж было додуматься посадить людей на такие отопительные приборы! В конце нулевых нас поставили перед фактом, что будут газифицировать: дескать, газа на двадцать лет точно хватит. А теперь они хотят, чтобы люди расплачивались своими деньгами за их ошибки в расчетах.

Знаменское
Знаменское

Марина Разливинская живет с семилетней дочерью Валерией в многоквартирном доме по улице Октябрьская. У Леры – астма, и ей категорически нельзя простывать. 31 января Марина измерила температуру в зале: на полу было +8, под потолком чуть теплее – +13. При том, что в квартире были включены конвектор, обогреватель и газовая плита.

– Лера сразу отреагировала на холод – у нее поднялась температура. И мы решили с дочкой пожить у моей мамы. У нее квартира хотя бы на втором этаже, а не на первом, как у нас. Но каждые два часа мне приходилось бегать к себе домой – проверять, как там конвектор. Если перестать обогревать квартиру, отопление разморозится, может трубы разорвать, – говорит Марина. – Если что-то случается, чиновникам надо проводить работу с гражданами: объяснять, рассказывать, а не бросать на произвол судьбы. Но нас бросили. Мы оказались в беспомощном состоянии, не знали, куда обратиться. 4 января я пришла к администрации Знаменского муниципального района. Оказалось, что не я одна – там уже собралось больше ста человек. Мы хотели узнать: газа больше вообще не будет или это временное отключение в связи с ремонтными работами? Глава администрации Онуфриев находился на рабочем месте, там же присутствовал гендиректор «Тевризнефтегаза» Панкратов. Они ничего не прояснили, но зато мы прямо там составили обращение с требованием вернуть нам газовое отопление. Онуфриев и Панкратов под обращением расписались. С этой бумагой мы пошли в газовую службу.

5 января Марине и ее матери (а также еще нескольким людям, устроившим демарш) вернули газовое отопление. По какому принципу решали, кого подключить к газу, Разливинская не знает. Но ее семья решила подстраховаться: в рождественские праздники в квартире мамы Марины установили электрический котел.

– Обошелся он нам примерно в 15 тысяч, потому что заказывали в городе, и за установку с нас знакомый денег не взял. А в знаменских магазинах цены на котлы и на комплектующие сразу после нового года выросли в два-три раза. Установка обходится теперь в десять-пятнадцать тысяч.

На термометре в некоторых квартирах нет и 10 градусов
На термометре в некоторых квартирах нет и 10 градусов

Электрокотел для семьи Марины – вынужденный и крайне дорогой выход из ситуации.

– За обогрев квартиры электрокотлом, причем, на минимальной мощности, в сутки придется платить около трехсот рублей. И это, если не считать бойлера для горячей воды.

Как укладываться в скромный сельский бюджет, Марина не представляет.

– С газом я платила в месяц за отопление от 500 до 1000 рублей, в сильные морозы 1500 рублей максимум. Теперь цифры совсем другого порядка. Кто скажет мне, где взять по 9-10 тысяч в месяц?!

«Мы не будем уточнять, чем вы топитесь»

Если владельцев частных домов выручили печки (у многих они так и остались неразобранными), то тем, кто не установил электрические котлы в квартирах, осталось надеяться только на обогреватели, выданные администрацией. Стоимость одного такого отопительного прибора – около 1600 рублей. Отзывы о них, в основном, критичные.

– На максимум их не поставишь, так как провод раскаляется, и можно пожар устроить, – говорит Валентина Штрауф.

– А на половине мощности они абсолютно не греют, – добавляет Екатерина Брюхова.

На ночь знаменцы эти обогреватели как правило отключают – боятся возгорания. Администрация с осени занималась тем, что усиливала проводку. На эти работы было выделено 9,5 миллионов рублей, но проводились они, видимо, некачественно.

–Д елали все как попало и наспех, – делится наблюдениями Елена Жевнерова.

Включать приходится сразу несколько обогревателей, но и от них толку мало
Включать приходится сразу несколько обогревателей, но и от них толку мало

Анна Шайснер уверена: многоквартирные дома в Знаменском не готовы к альтернативному отоплению с помощью калориферов и обогревателей. Она рассказывает, что у ее соседей и знакомых плавились розетки и проводка, и старые, и новые, усиленные, искрили счетчики. Другие знаменцы обсуждают сгоревшие у знакомых конвекторы и вышедшие из строя электроприборы.

Тем временем, сотрудники разных ведомств – от административных работников до госжилинспекторов и представителей регионального Минэнерго – регулярно мониторят температуру в домах.

– Благодаря тому, что я отказалась от конвекторов и купила вместо них два хороших обогревателя, мне удавалось прогревать квартиру до +18 градусов. А когда ко мне пришли измерить температуру, то подняли термометр почти к потолку и сказали, что у меня вообще +23. Я что, детей вверх должна подвешивать, чтобы они у меня там грелись? Они-то по ледяному полу бегают. У сыновей носы заложило, Злата подкашливать стала, – говорит Анна Шайснер.

– К моей маме пришли с температурным мониторингом, когда ей уже включили обратно газовое отопление. Она обмолвилась про это. Ей ответили: «Мы не будем уточнять, чем вы топитесь, мы просто измерим температурный режим», – рассказывает Марина Разливина.

Не будет газа – не будет людей

По закону, говорит Марина Разливинская, в многоквартирном доме должно быть предусмотрено две системы энергоснабжения, одна из которых – резервная.

– Но как только нас десять лет назад перевели на газ, котельную сразу разобрали, а земля под ней вскоре перешла в частные руки. Почему нас лишили этой альтернативы, для меня большая загадка, – говорит Марина.

Юрист Александр Шаханин также отмечает отсутствие положенной альтернативы и называет Знаменское «заложником газового теплоснабжения».

– Сельчане не настолько богаты, чтобы разбрасываться деньгами просто так. Их посадили на эту газовую иглу и сказали, что все будет нормально, газа выше крыши. Люди набрали кредитов для того, чтобы провести сети, поставить котел, сделать трубы. По итогу газа все меньше, проблем все больше. Тот вариант, который предлагается, – отопление электричеством – даже по сниженному тарифу будет крайне накладным. Более того, никто не берет на себя гарантийных обязательств по сохранению этого тарифа в будущем, – говорит Шаханин. – На сегодняшний день вопрос стоит так: будет ли жить омский Север. Все другие способы, кроме отопления газом, приведут к полному обнищанию людей. Они там и так без работы. Маслозавод развалили, пищекомбинат развалили, никакого производства в Знаменском нет. Остались только сфера торговли и бюджетная сфера, а еще пенсионеры с их пенсиями и вахтовики с их северными зарплатами. Я думаю, что губернатор вряд ли что-то может сделать, а вот Российская Федерация в состоянии решить эту проблему. Если газа не будет, люди из Знаменского уедут.

От мутных схем к газовому коллапсу

Депутат Законодательного собрания Омской области Константин Ткачев напоминает, что перебои с газом в трех северных районах, Знаменском, Тарском и Тевризском, подключенным к сети от Тевризского газоконденсатного месторождения, возникали и раньше.

– Если не ошибаюсь, около 30 лет назад экс-губернатор Леонид Полежаев решил создать из Омской области нефтегазовый регион. Тогда еще специалисты говорили ему, что газа надолго в Тевризском месторождении не хватит, что расчеты неправильные, но пробурили там в результате семь скважин. До сегодняшнего дня в живых остались лишь три скважины. Проблемы начались с 2018 года. С наступлением сильных холодов происходило автоматическое отключение скважины. Но, видимо, тогда газ был еще в достаточном количестве, и подачу быстро удавалось восстановить. Потом правительство решило, что целесообразно будет отремонтировать одну из скважин. На ее ремонт мы, депутаты Заксобрания, выделили около 30 миллионов рублей. Но, похоже, что зря. Скважину, по большому счету, так и не удалось отремонтировать. Осенью 2020 года я ездил на Тевризское месторождение, говорил с работниками. Уже тогда датчики показывали недостаточный объем требуемого газа. Первый звонок – автоматическое отключение газа – прозвенел еще 24-25 ноября. Но власть не нашла ничего лучше, чем закупить китайские конвекторы. Ну и никто, наверное, не ожидал, что 30 декабря ударят сильные морозы, а в новогодние каникулы столбик термометра опустится ниже сорока. Потребление газа стало расти, в скважине упало давление, случился газовый коллапс –говорит Константин Ткачев.

– Есть свидетельства, что «Тевризнефтегаз» (единственным акционером компании является Омская область – прим. С.Р.) продолжал подключать абонентов и в 2019 году, хотя тогда уже было очевидно, что Тевризское месторождение близко к истощению. Как думаете, почему?

– Люди предполагают, что это мошенническая схема. Правительство, чиновники понимали, что газа не хватит надолго, но продолжали собирать деньги. Торопили сельчан, вводили в заблуждение: «Мы готовы работать, быстрее платите!». Жители Знаменки брали по 100-150 тысяч кредитов. Теперь они в долгах и без голубого топлива. Это какая-то подставная схема, очень мутная. Ну как можно собирать с людей деньги, понимая, что газа на всех не хватит?

– Зависит ли что-то в этой ситуации»газового коллапса»от районных чиновников?

– Вопросы газификации – это, конечно, уровень правительства и губернатора. Но меня поражает, что накануне принятия бюджета мы, депутаты регионального парламента, получили письма от советов депутатов Знаменского, Тевризского и Тарского районов. Они написали, что с бюджетами согласны, что их все устраивает. И в этих бюджетах не было заложено средств на то, чтобы обеспечить нормальное газоснабжение трех северных районов. Это очень удивляет меня и беспокоит, потому что чиновникам, по большому счету, глубоко наплевать на то, что происходит. Они врут, не договаривают, скрывают реальную информацию от главы региона, боятся поднять острые вопросы перед губернатором.

По словам Константина Ткачева, Омская область включена в программу газификации с участием «Газпрома», в рамках которой будет построен газопровод от Большеречья до Тары: 94 километра за 13 миллиардов рублей.

– Это единственная возможность спасти северные районы Омской области от замерзания. Но газопровод планируют построить только к 2025 году.А что будут делать люди до этого времени? Вопрос завис в воздухе. Я думаю, что губернатору Буркову надо встречаться с Миллером и просить, чтобы сроки реализации программы перенесли на 2022 или 2023 год.

Министров много, толку мало

Анна Шайснер делится наблюдением: в Знаменском сейчас очень напряженная атмосфера, когда «сосед на соседа идет, потому что кого-то подключили, кого-то нет».

О том же свидетельствует и Константин Ткачев:

– Многие сейчас забаррикадировались в своих подъездах, чужим двери не открывают, чтобы не отключили от газа. Пошла междоусобица. Соседи стучат друг на друга: почему у меня нет газа, а у соседа есть?

Район и область оказались не готовы к такому кризисному сценарию. По словам Константина Ткачева, знаменцы получали осенью уведомления о том, что надо переходить на альтернативное отопление, и памятки – как правильно пользоваться конвекторами.

– Но это же, по сути, ничто. Никто не прорабатывал систему льгот и компенсаций, не думал над тем, кого можно отключить в первую очередь, а кого нельзя отключать от газа ни в коем случае. Этой работы не было проведено. Не вижу я и тех решений, которые принимает правительство. Мне кажется, они сами сейчас не знают, как из этой ситуации выйти.

Несмотря на то, что от Омска до Знаменки – больше 350 километров, региональные министры в эти дни в селе – частые гости.

– 31 декабря днем я пошла в администрацию. В кабинете Онуфриева уже сидели люди. Там же был глава регионального Минэнерго Антон Гаак. При нем мы позвонили в приемную к губернатору, попросили с ним соединить. Но ничего вразумительного нам девушка-секретарь так и не сказала, кроме того, что можно написать письмо главе региона. Но потом при мне Онуфриев позвонил главе сельского поселения Знаменское Алексею Шаргину и просил, чтобы тот составил списки пенсионеров, инвалидов, семей с детьми до пяти лет. И чтобы эти категории подключили к газу. Гаак на это дал добро. Так что второго января нам подключили газ, поскольку у меня младшему ребенку три года, – рассказывает Елена Жевнерова.

Елена Жевнерова
Елена Жевнерова

После Нового года Гаак приезжал еще несколько раз, а 12 января в Знаменку прибыла делегация из нескольких региональных министров во главе с первым замгубернатора Валерием Бойко. В ДК пустили только 50 знаменцев, ссылаясь на сложную эпидемиологическую ситуацию.

– Пускали людей по спискам. А мы остались ждать на улице, на тридцатиградусном морозе. Делегация приехала на час позже и, увидев нас, решила войти в здание с черного хода, – говорит Марина Разливина.

На встрече выяснилось, что ничего другого, кроме варианта с электрообогревом, чиновники пока предложить знаменцам не могут. К газу будет подключено около 10% квартир. В первую очередь, это семьи с детьми до года, инвалиды. Эта новость вызвала у всех шок.

– Кто будет составлять списки, по каким критериям? У нас сейчас, если честно, много уже кто топится, как раньше. Кого-то подключили по требованию, кого-то – из сердобольности сами газовщики, а есть и те, кто самовольно вернул себе газ. Получается, мы снова теперь в подвешенном состоянии? – нервничает жительница Знаменки, представившаяся Дарьей.

Определился Минтруда и соцразвития Омской области с размером единовременной денежной выплаты сельчанам за вынужденный переход с газа на альтернативные источники энергии. Компенсация за переход на электрокотлы составит 17 427 рублей, на уголь и дрова – 5067 рублей.

Елена Жевнерова считает сумму в 17400 рублей смешной:

– Нормальный электрический котел стоит больше 30 тысяч рублей. А если купить дешевый, то им не обогреешься.

Владельцы частных домов говорят, что пяти тысяч хватит на то, чтобы купить дрова на один-два месяца, а топить печь придется куда дольше.

Сибирь.Реалии обратились за комментариями к знаменским чиновникам. Глава Знаменского муниципального района Александр Онуфриев, по словам секретаря, находится в командировке до понедельника. До его заместителя дозвониться также не удалось. На выезде весь день был и глава Знаменского сельского поселения Алексей Шаргин.

– Отключение газового отопления – вынужденная мера, которая позволит обеспечить жителей газом для приготовления пищи. В этом году начнется проектирование газопровода от Большеречья до Тары, благодаря которому существующие коммуникации Тевризского, Тарского и Знаменского районов будут подключены к газоснабжению.

9c15b81a a7e8 4cbc b8ad 5a551ddcf8a3 w650 r1 s «Хотят, чтобы мы поскорее передохли». Как выживает в морозы омское село, где отключили отопление

На строительство нового газопровода потребуется, как минимум, два года. Для того, чтобы жители, перешедшие с газового на иные формы отопления, не пострадали в финансовом плане, правительство разрабатывает комплекс мер поддержки, сообщили в пресс-службе Министерства энергетики и ЖКК Омской области.

Также в ведомстве уточнили, что Министерство энергетики и ЖКК Омской области закупило и передало в Знаменский район1352 электроконвектора и электрических удлинителя, при этом в администрации есть резерв из 390 штук – на случай, если конвекторы окажутся с браком или сгорят.

Между тем, через неделю Омской области обещают новую волну 30-градусных морозов.

Добавить комментарий