Главные

Кто устроил охоту на Навального ?

Навальный

Разработкой главного оппозиционного политика России занимается несколько подразделений ФСБ, которые специализируются на репрессиях в отношении неугодных Кремлю людей

лексей Навальный был отравлен более сильной и опасной разновидностью «Новичка» по сравнению с теми версиями этого боевого отравляющего вещества, что использовались в предыдущих известных покушениях. Об этом, как пишет авторитетное немецкое издание Der Spiegel, заявил на прошлой неделе в ходе секретного совещания глава Федеральной разведывательной службы Германии Бруно Каль. На этой неделе отравление Навального «Новичком» подтвердили и лаборатории во Франции и Швеции, куда правительство Германии отправило изъятые у российского политика образцы.   

Заявления немецких властей, как и отрицание Кремлем самого факта отравления, как и нежелание возбуждать в России уголовное дело, как и множество других признаков, указывают на то, что за покушением на Алексея Навального стоит российское государство. 

На протяжении более десяти лет за Навальным, его коллегами и друзьями установлена тотальная слежка, которая включает в себя не только наружное наблюдение, но и скрытое проникновение в посещаемые ими помещения, «прослушку», взлом электронной переписки, вскрытие банковских ячеек. 

e06f1a59434c447fab0f594613d315cf Кто устроил охоту на Навального ?

«Важные истории» изучили документы из уголовных дел в отношении Алексея Навального и поговорили с несколькими бывшими сотрудниками правоохранительных органов, которые имели отношение к преследованию политика и его коллег из Фонда борьбы с коррупцией (ФБК). Нам удалось выяснить, что разработкой главного оппозиционного политика России занимается несколько подразделений ФСБ, которые раньше уже были замечены в выполнении специфических заданий администрации президента России в отношении неугодных Кремлю людей.

Специфика работы этих подразделений, ставших, по сути, органами политического сыска при Кремле, а также статус Алексея Навального указывают на то, что операция по его отравлению могла быть одобрена только первым лицом страны — Владимиром Путиным.  

Десять лет под колпаком

Алексей Навальный впервые попал в разработку российских спецслужб примерно в 2008–2010 году. Это «Важным историям» подтвердили сразу несколько бывших сотрудников правоохранительных органов, имевших отношение к преследованию политика. 

В то время Алексей Навальный набирал популярность как блогер, рассказывающий о коррупции в российских госкомпаниях. Например, в 2008 году он публиковал расследования о том, как топ-менеджеры газпромовской «дочки» мошенническим образом зарабатывали на перепродаже газа от частных производителей «Газпрому». По этому поводу даже было возбуждено уголовное дело. Примерно в то же время Алексей Навальный требовал от «Роснефти» раскрытия информации об экспорте российской нефти через Gunvor — нефтетрейдера, принадлежавшего ближайшему другу Владимира Путина, Геннадию Тимченко.          

В своих расследованиях Навальный использовал тактику «гринмейла» — это когда человек приобретает небольшой пакет акций компании, а затем, пользуясь своим правом миноритарного акционера, требует раскрытия документации о сделках и принятых менеджментом решениях. А в случае отказа подает в суд.  

В этой тактике нет ничего незаконного, и она широко применяется в западном корпоративном мире, но в российских реалиях, где каждая крупная госкомпания стала источником обогащения ближайших друзей и родственников президента России, такая активность блогера сразу привлекла внимание спецслужб.

И Алексей Навальный попал в разработку шестого отдела управления «К» ФСБ. 

Шестой отдел против Навального и ФБК

На первых порах главной задачей шестого отдела было выяснить, кто финансирует Алексея Навального. И помощь им в этом оказал Росфинмониторинг. Основная функция этого ведомства (в правоохранительной среде его часто называют финансовой разведкой) — противодействие отмыванию преступных доходов, финансированию терроризма и распространения оружия массового уничтожения. Однако, как рассказывают бывшие сотрудники правоохранительных органов, по указанию администрации президента Росфинмониторинг бросился искать источники финансирования блогера. 

Одним из «крупных» платежей, которые удалось обнаружить чекистам и финансовым разведчикам, было пожертвование от Владимира Ашуркова на 300 тысяч рублей. Но в сознании чекистов тут же родилась теория: раз Ашурков работает в «Альфа-групп», значит, Навального якобы финансирует «Альфа-групп»; а раз с основателем «Альфа-групп», Михаилом Фридманом, дружит Владислав Сурков, бывший замруководителя администрации президента, значит, Навальный — якобы проект Суркова.

Чтобы подтвердить свою теорию, сотрудники ФСБ решили незаметно получить доступ к рабочему месту Владимира Ашуркова. Для этого они обратились к своему бывшему коллеге, который работал в «Альфа-групп». (С приходом к власти Владимира Путина сотрудников ФСБ стали внедрять во все крупные компании, где они обычно занимают должности, связанные с безопасностью, но формально их основная функция — докладывать в ФСБ обо всем, что происходит в компании. Таких людей называют «апээсниками», потому что они входят в АПС — аппарат прикомандированных сотрудников.) 

Коллега обещал помочь и предоставить доступ к рабочему месту Ашуркова, но заодно, видимо, решил предупредить руководство «Альфа-групп». И после разговора с руководством Ашурков уволился.

Но со временем сотрудники шестого отдела управления «К» перешли от разведывательных к более «наступательным» (как говорят в правоохранительной среде) операциям в отношении Алексея Навального. Именно шестой отдел сопровождал почти все уголовные дела против Алексея Навального и его коллег из ФБК. В «деле „Кировлеса“», по которому оппозиционный политик и его покойный друг Петр Офицеров были приговорены к условным срокам, почти всю оперативную информацию следствию предоставлял сотрудник шестого отдела Алексей Кузин. Он собирал информацию о перемещениях Навального, о его семье и знакомых. 

В итоге районный суд Кирова сначала приговорил Навального и Офицерова к реальным срокам лишения свободы, а уже на следующий день — после массовых уличных протестов сторонников политика — суд неожиданно принял решение отменить арест и выпустить их на свободу под подписку о невыезде. Позже оба обвиняемых получили условные сроки.   

Собеседники «Важных историй» из правоохранительных органов и не скрывают, что оба решения (сначала посадить, а потом — выпустить) в суд прислали из администрации президента России. 

В следующий раз тот же оперативник шестого отдела управления «К» ФСБ, Алексей Кузин, появляется в «деле „Ив Роше“». По этому делу Навальный был снова осужден условно, а его брата, Олега, приговорили к 3,5 годам колонии общего режима. 

В 2015 году тот же шестой отдел занимался так называемым «картинным делом». Следствие обвиняло нескольких сотрудников ФБК в краже плаката, вывешенного дворником на заборе одной из улиц Владимира. В рамках этого «дела» шестой отдел управления «К» проводил различные оперативно-розыскные мероприятия (включая прослушивание телефонных разговоров) в отношении как минимум десяти сотрудников ФБК.

В итоге Георгий Албуров был признан виновным в краже и приговорен к обязательным работам, а второй обвиняемый, Никита Кулаченков, был вынужден уехать из России. 

И, наконец, тот же оперативник Алексей Кузин из шестого отдела управления «К» занимался вскрытием банковской ячейки директора ФБК Романа Рубанова в 2016 году. «В акте осмотра фамилия представителя ФСБ — Кузин — она говорит о том, что это мой старый знакомый. Чувак осуществляет всю оперативную работу по мне. Отмечен во всех обысках, прослушках и т. д. Видимо, знает про меня гораздо больше, чем я сам. Представляю, как ему надоело знакомиться с подробностями моей довольно однообразной и скучной жизни. Он же был на обыске у Рубанова дома два года назад», — писал по этому поводу Алексей Навальный. 

Карающая дубина администрации президента

Управление «К» входит в Службу экономической безопасности (СЭБ) ФСБ и считается одним из самых мощных и влиятельных подразделений спецслужбы. Оно курирует всю кредитно-финансовую сферу России, рынок страхования, таможенные и налоговые органы; в этом управлении есть отделы по борьбе с организованной преступностью и наркотрафиком.  

В силу того, что от решений, принимаемых в управлении «К», по сути, зависит весь банковский сектор России, оно давно считается одним из самых коррумпированных внутри ФСБ. Именно в управлении «К» служили уже известные на всю страну обвиняемые в получении взяток от банкиров офицеры Дмитрий Фролов (его родственники владели недвижимостью в Италии стоимостью несколько миллионов евро) и Кирилл Черкалин (у него при обыске изъяли 12 миллиардов рублей — это годовая пенсия примерно 70 тысяч россиян).  

Но у управления «К» есть еще одна важная и малоизвестная задача — курирование администрации президента России. В правовом государстве «курирование» подразумевает выявление возможных злоупотреблений и расследование преступлений, совершенных сотрудниками администрации президента. Но в сегодняшней России слово «курирование» в применении к ФСБ приобрело обратный смысл: управление «К» превратилось в карающий орган Кремля, его орудие расправы над несогласными. И наиболее наглядно это проявилось в деле Александра Шестуна в 2018 году. 

Александр Шестун
Александр Шестун

Шестун был руководителем Серпуховского района Московской области. У него были очень хорошие контакты в ФСБ, потому что он неоднократно помогал различным подразделениям спецслужбы в их операциях в Московской области. Например, он записывал на диктофон свои разговоры с подмосковными прокурорами и их посредниками, когда те вымогали у него взятки. Впоследствии эти записи стали одним из доказательств в деле о «крышевании» прокурорами нелегального игорного бизнеса в Московской области. 

Но к 2018 году у Шестуна обострился давний конфликт с губернатором Андреем Воробьевым. В этот конфликт пришлось вмешаться Кремлю, и администрация президента России встала на сторону Воробьева. Александра Шестуна вызвали на разговор к заместителю начальника управления внутренней политики администрации президента Андрею Ярину, который прямым текстом предложил ему написать заявление об уходе. 

Посредником при этом и других разговорах с Шестуном выступал как раз руководитель управления «К» ФСБ России Иван Ткачев, знакомый с Шестуном по старым совместным делам. При этом ни Ткачев, ни Ярин не подозревали, что бывший руководитель Серпуховского района скрытно записывал все разговоры с ними. Позже Шестун опубликовал эти записи в YouTube.    

«Все списки согласования, начиная от губернатора и в район на выборы, идут через меня, — говорил Ткачев Шестуну на одной из записей. — Я вижу, кого переедет через месяц, кого через два, кого через три… То же самое сделали Соловьев (бывший глава Удмуртской республики. — Прим. ред.) и Маркелов (бывший глава республики Марий Эл. — Прим. ред.). Маркелов приехал сюда, его ломали две недели. <…> Его бы никто не арестовал, им дали всем возможность красиво уйти, если бы они не пошли в противовес, против, их бы никто не тронул. Они пошли в противовес, была команда — паровоз поехал». 

В этих нескольких предложениях генерал ФСБ сделал сразу несколько признаний, которые в другой стране, скорее всего, привели бы не только к его отставке и расследованию, но имели бы и самые серьезные последствия для высшего руководства государства. Начальник управления «К», по сути, признался в том, что:

  • все кандидаты на выборные должности в российских регионах проходят согласование в ФСБ;
  • Кремль использует ФСБ для давления на несогласных губернаторов и глав районов;
  • возбуждение уголовных дел в отношении строптивых не зависит от собранных доказательств или требований закона: «если бы они не пошли в противовес, против, их бы никто не тронул». 

Александр Шестун отказался писать добровольное заявление об уходе, как того требовала администрация президента, и его постигла та же участь, что и вышеупомянутых губернаторов: Шестуна арестовали, и в настоящее время он находится в СИЗО «Матросская Тишина». 

«Дело Шестуна» наглядно показало, что в громких политических процессах, включая все дела против Алексея Навального, нет никаких самостоятельных решений спецслужб — есть решения администрации президента, которые спецслужбы исполняют: «была команда — паровоз поехал».  

Шестой отдел против других врагов Кремля

Если продолжать аналогию Ивана Ткачева, то управление «К» — это паровоз, который ездит по расписанию администрации президента, а шестой отдел был важным прицепным вагоном этого паровоза. 

Этот отдел был создан в 1999 году. Его формальные задачи — аналитика и курирование регионов. Однако вскоре после создания операции этого подразделения вышли далеко за рамки его формальных функций. 

Владимир Джабаров
Владимир Джабаров

Первыми руководителями шестого отдела стали Владимир Джабаров (он ушел из ФСБ в 2006 году) и его заместитель Павел Топоров (он также ушел из отдела в 2006 году на должность замначальника управления ФСБ по Москве и Московской области). Оба покинули это подразделение еще до того, как оно стало разрабатывать Алексея Навального и ФБК, однако их имена интересны в связи с тем, что они играли важную роль в преследовании других врагов Кремля. Именно шестой отдел сопровождал уголовные дела в отношении Михаила Ходорковского и Бориса Березовского.   

При этом стоит признать, что некоторые из более ранних дел этого отдела хоть и имели политический окрас, тем не менее базировались на реальной фактуре, или, как говорят в правоохранительной среде, в них «усматривался состав преступления». Как, например, в деле против Бориса Березовского о выводе более 250 миллионов долларов из компании «Аэрофлот». 

Одним из обвиняемых по этому делу был замдиректора «Аэрофлота», Николай Глушков (близкий человек Бориса Березовского). И в 2001 году ему пытался устроить побег не кто иной, как нынешний депутат Госдумы Андрей Луговой, возглавлявший в то время службу безопасности принадлежавшего Березовскому телеканала ОРТ (сегодня — Первый канал). В 2004 году суд приговорил Андрея Лугового к году и двум месяцам лишения свободы за попытку организации побега Глушкова. 

И любопытно, что делом в отношении Лугового также занимался шестой отдел управления «К», и именно это дело стало началом близкого знакомства Лугового и замначальника отдела Павла Топорова (об этом «Важным историям» рассказал давний знакомый Топорова).      

Сегодня власти Великобритании считают Андрея Лугового исполнителем убийства другого ненавистного Кремлю человека — бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко. Он был отравлен в 2006 году радиоактивным полонием, подмешанным ему в чай во время встречи с Луговым и бизнесменом Дмитрием Ковтуном в лондонском отеле «Миллениум». В 2016 году возглавлявший дознание судья-коронер сэр Роберт Оуэн сообщил, что Луговой и Ковтун «вероятно, действовали под руководством ФСБ и с одобрения главы этой организации Николая Патрушева и президента России Путина» (цитата по BBC). 

Подразделение подавления инакомыслия

По словам правоохранителей, которые работали по делам против Алексея Навального, со временем шестой отдел управления «К» «захирел» и лишился того влияния, что у него было в прошлом. Собеседники «Важных историй» объясняют это тем, что руководство управления предпочитало концентрироваться на работе более перспективных с точки зрения денежного потока направлениях — например, на банковском отделе. 

И шестой отдел стал рядовым: от крупных реализаций по выявлению схем вывода сотен миллионов долларов из госкомпаний сотрудники отдела докатились до расследования о сорванном с забора плакате. Однако к тому моменту, как «захирел» шестой отдел, а Алексей Навальный стал более известной фигурой в политике, к его разработке подключилось еще одно подразделение ФСБ — управление по борьбе с терроризмом и политическим экстремизмом (УБТПЭ). Это управление входит в Службу по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом (СЗКСиБТ) ФСБ России. 

Репутация у УБТПЭ неоднозначная. С одной стороны, в составе этого подразделения служат офицеры, которые рискуют жизнью, выполняя боевые задачи по борьбе с терроризмом. В этом же управлении работают люди, благодаря которым было, например, раскрыто дело об убийстве неонацистами из банды «БОРН» сотрудников «Новой газеты» Анастасии Бабуровой и Станислава Маркелова. 

Но, с другой стороны, в составе того же УБТПЭ есть отделы, которые превратились в органы подавления (и порой в прямом — физическом — смысле этого слова) инакомыслящих. Оперативные сотрудники УБТПЭ не раз попадали в скандальные истории, связанные с физическим насилием. Например, в середине 2000-х годов офицеры УБТПЭ участвовали в избиениях и пытках активистов национал-большевистской партии (НБП) Эдуарда Лимонова, признанной впоследствии экстремистской организацией и запрещенной на территории России. 

В 2006 году, как сообщала «Новая газета», офицер УБТПЭ ФСБ прибыл на выручку задержанным на Комсомольском проспекте в Москве бойцам из вневедомственной охраны МВД Чечни. При досмотре у них был обнаружен «набор киллера» — два пистолета Макарова и снайперская винтовка ВАЛ с оптическим прицелом. 

При этом руководство УБТПЭ на хорошем счету в администрации президента. Например, возглавлявший УБТПЭ до 2012 года Михаил Белоусов сегодня работает заместителем руководителя управления внутренней политики администрации президента. 

…За последние 10 лет на разработку Алексея Навального и его коллег из ФБК было брошено столько сил и средств, сколько, пожалуй, не затрачивалось на поимку самых опасных террористов. При этом во всех делах, что возбуждались против главного оппозиционного политика страны и его коллег, были явные признаки фальсификаций доказательсв и злоупотребления правом со стороны государства. Все это — как и выбранный способ расправы над Алексеем Навальным — не оставляет сомнений в том, кто стоит за попыткой его убийства.

Имена исполнителей и организаторов этого преступления должны быть хорошо известны тем офицерам ФСБ, кто каждый день следит за каждым шагом Навального, его детей, жены, друзей и коллег. Но они вряд ли когда-то заговорят. Потому что в сегодняшней России словосочетание «офицер госбезопасности» тоже приобрело обратный смысл. Те, кто принимали присягу и призывались, чтобы защищать народ от произвола властей, превратились в главных охранителей произвола властей от народа.