• Пн. Июн 27th, 2022

«Люди сходят с ума. Хлеб – это все, а его нет». Голодомор глазами английского еврея

Люди сходят с ума

«Я живу в огромной холодной траншее. В ней стоят два длинных разбитых стола и две печи для обогрева. По углам лежит снег. Ночью 19 мужчин ложатся вокруг печей. Я присоединяюсь к ним. Подстилаем пальто и валенки. Все молчат. Не можем достать хлеба ни за какие деньги. В столовой его тоже нет. Я и мои люди можем умереть от голода, если останемся здесь», – писал 23 февраля 1933-го из Станицы Луганской английский инженер 30-летний Джерри Берман к брату Израэлю, жившему в южноафриканском городе Цанин.

Англійський інженер Джері Берман (ліворуч) сидить із колегою на санях. В лютому 1933 року працював на будівництві мосту біля Станиці Луганської на Донбасі. У листах додому описував Голодомор в Україні

Английский инженер Джерри Берман сидит с коллегой на санях. В феврале 1933 года он работал на строительстве моста возле Станицы Луганской на Донбассе. В письмах домой описывал Голодомор в Украине. Автор фото Питер Берман

Автор письма родился в еврейской семье в Литве. Его отец после появления сына отправился на работу в Южно-Африканский Союз, бывший доминионом Великобритании. Позже туда переехала мама с детьми. Джерри в 1923 году поступил в Кейптаунский университет. Окончил факультет гражданского строительства.

В 1932 году он хотел устроиться на работу в Соединенных Штатах Америки, где жил его брат Леви. Но из-за Великой депрессии это не удалось. Тогда узнал о наборе технических специалистов на объекты в Советском Союзе. Там с 1928 происходило форсированное строительство предприятий тяжелой промышленности. Оборудование покупалось в США и Европе. Для его монтажа и обслуживания были нужны специалисты. Они передавали знания местным инженерам. Так, в СССР прибыли почти 20 тыс. специалистов из США, Германии, Великобритании и других стран.

Я живу в огромной холодной траншее

Деньги на прорыв в развитии промышленности коммунистический режим хотел получить за счет экспорта сырья, в частности, украинского зерна. Для этого депортировали и грабили украинцев, ликвидировали по селам частные хозяйства и насильственно создавали коллективные, государственные. Украинцы саботировали политику партии и не вступали в колхозы. Показали, что могут выйти вообще из состава Советского Союза. Чтобы сломить сопротивление, коммунистический режим организовал Голодомор.

Не зная о геноциде, Джерри Берман уезжает работать в СССР. По распределению попадает в Украину. С октября 1932 года получает должность на строительстве моста возле Станицы Луганской. Возводят в рамках проекта «Строительство железнодорожной магистрали Москва – Донбасс», призванной соединить «всесоюзную кочегарку» с Россией. Интенсивная добыча сырья требует реконтрукции старых и сооружения дополнительных магистралей для бесперебойной перевозки угля и железной руды.

Грамота ударника будівництва мосту через річку Волгу в місті Горький – тепер Нижній Новгород у Росії. Такою відзначили британця Джері Бермана. Перед тим він працював на Луганщині, але через Голодомор попросився на об’єкт за межами України

Грамота ударника строительства моста через реку Волгу в городе Горький – теперь Нижний Новгород в России. Такой отметили британца Джерри Бермана. До этого он работал в Луганской области, но из-за Голодомора попросился на объект за пределами Украины. Автор фото Питер Берман

Прибытие Бермана в Украину совпадает с началом Голодомора. Режим опустошает не только колхозные хранилища, но и частные дома.

«Отчаянные и ужасные вещи я видел в последние две ночные смены. Возле столовой рабочие выбирают картофельные лушпайки из мусорных свалок. Рабочие моста! – писал Берман 7 февраля 1933-го. – Как их можно оштрафовать? Что можно забрать у них?! Только их «цепи» рабского труда! Как может бригадир работать и кочегарить два котла 8 часов, получая за труд 800 граммов черного хлеба? А еще деньги, чтобы купить тарелку капустного супа без мяса и две ложки «каши». Их продают в грязной столовой, хуже африканских, подобно конюшне. Люди спят во время работы, проклинают всех! Нервы натянуты до предела! Израэль, ты поверишь мне или хорошим репортажам, которые вы читаете?»

У людей нет и кусочка хлеба! Представь, крестьяне не получают хлеба!

Голодомор охватывает всю территорию УССР и Кубани, где 75% населения – украинцы. Политика геноцида проявляется и в городах, в среде рабочих, считающихся опорой режима.

«Этот месяц гораздо хуже предыдущих. На 100% хуже октября, – пишет Джерри брату Израэлю в марте 1933-го. – Люди не имеют и кусочка хлеба! Представь, крестьяне не получают хлеба!»

В СССР с 1931 года действует карточная система снабжения продовольствием. Карточки получают только работники государственных предприятий. Женщинам дают 600 г хлеба в день, мужчинам – 800. Только работающим. На детей никаких добавок не предусмотрено.

Дают четыре продуктовых карточки на 16 рабочих

Инженер сталкивается с проблемой достать хлебные карточки для рабочих. Ему выделяют четыре на 16 человек. Они взбешены, бросают работу, в надежде найти лучшие условия идут в другие города.

«Семейный мужчина с двумя детьми получает в столовой только одну порцию на четырех. Как им выжить? – пишет Берман в апреле 1933-го другу Мейеру Фортесу в Лондон. – Меня недавно присоединили к «Инснабу» в Луганске – магазин для иностранцев. Получаю пайки. Поэтому у меня есть масло, сахар, сладости и хлеб. Я угощаю ими других».

Залізничний міст у Станиці Луганській підірвали під час відступу радянські війська. На його зведенні в 1932–1933 роках працював англійський інженер Джері Берман, який описував Голодомор в Україні. Фото 1942-го

Железнодорожный мост в Станице Луганской взорвали во время отступления советские войска. На его возведении в 1932-1933 годах работал английский инженер Джерри Берман, описывавший Голодомор в Украине. Фото 1942-го. Фото: Центральный государственный архив Италии

Под влиянием окружения и обстоятельств Джерри приобретает навыки, о которых раньше и не думал бы. Не носит открыто кусок хлеба. Пишет, что буханка черного хлеба заставляет прохожих останавливаться и таращиться на несущего ее человека. На белый хлеб могут и наброситься, потому что его не видели с 1928 года.

«Я ушел с работы на полтора дня и добился 40 карточек! Я отчаянно бился. Иногда чувствовал, что сдамся. Но нет, – сообщал он Израэлю в январе 1933 года. – Я не могу видеть, как люди голодают. Здесь работа инженера заключается не в том, чтобы строить. Он должен кормить, одевать и находить жилье для рабочих. Воспринимаю все это слишком близко к сердцу».

Основным оружием истребления украинской нации был голод. Но кроме него применяли еще ряд репрессивных мер – депортации на Север СССР, заключения и расстрелы. В письме к брату Джерри рассказывает о колхознике, у которого снимает комнату в Станице Луганской.

Недоношенный жеребенок умер. Мужчину обвинили во «вредительстве». Дали шесть лет Сибири. Выслали с женой и ребенком

«Он из рода казаков, порядочный, – пишет. – Был завхозом, отвечал за колхозный транспорт и лошадей. Работал днем ​​и ночью. Хотя, как и все, остался без хлеба. Как-то кобыла родила, недоношенный жеребенок умер. Мужчина клялся, что невиновен. Его обвинили во «вредительстве». Дали шесть лет Сибири и конфисковали вещи. Выслали с женой и ребенком. На самом деле против него играет его происхождение. Отец был атаманом, в 1926 году его отправили в ссылку».

Вместе с Берманом в УССР прибывают и другие иностранные инженеры. Идеология коммунизма привлекает молодежь. Но в Украине они видят совсем другую реальность, нежели ту, о которой рассказывали работодатели и пишет пресса.

«Израэль, ты чувствуешь, что мои политические идеалы разбились. Я переживаю ужасное разочарование, боль и злобу. Расскажи описанное мной всем друзьям-коммунистам».

Картки на хліб. Такі видавали в 1932–1933 роках в Україні тільки тим, хто працює. Чоловіки отримували 800 грамів хліба на день, жінки – 600. На дітей не виділяли нічого

Карточки на хлеб. Такие выдавали в 1932–1933 годах в Украине только работающим. Мужчины получали 800 грамм хлеба в день, женщины – 600. На детей не выделяли ничего. Изображение: denznaki.com.ua

Приблизительно в середине 1933 года Джерри переводят в Нижний Новгород. Об этом он не раз просил в Мостотресте. Делал это под влиянием Голодомора в Украине: «У меня настроение упаковать вещи и уйти отсюда подальше. Хлеба я не получал три дня. Террор криком. Люди сходят с ума! Понимаешь, хлеб – это все! А его нет. Россия лучше в смысле снабжения. Украина, безусловно, самая плохая».

Через два года возвращается в Южную Африку. Делает успешную карьеру инженера гражданского строительства, создает семью. Долго не может забыть сталинскую индустриализацию, о которой писал: «Строят на Днепре дамбу и огромный 1500-метровый мост. За рекордно короткое время. В этом нет никаких сомнений! Но как быть со средствами! Это стоило человеческих жертв и денег вдвое больше, чем в Америке на таких работах».

ИНФОРМАЦИЮ О ГОЛОДОМОРЕ НАШЛИ В ЛЮБОВЫХ ПИСЬМАХ

В начале 2021 года работницы Музея Голодомора Яне Гринько написала британка Сара Нестерук, которая сотрудничала с учреждением ранее. Сообщила, что ее знакомая Алисон Маршал в 2016 году в доме матери в Манчестере нашла коробку со старыми письмами. Это были любовные послания ее деда Мейера Фортеса и бабы Сони. В коробке также лежали письма 1932-1933 годов из Украины от инженера Джерри Бермана. Некоторые из них адресованы деду Алисону, были и с обращениями к другим людям.

Информация в сообщениях Бермана показалась Алисон важной. Она выяснила, что Мейер Фортес и Джерри Берман учились вместе в Кейптаунском университете и увлекались альпинизмом. Через еврейские общины в Южно-Африканской Республике отыскала сына деда друга Питера. От него узнала, что Джерри отправился на строительство в СССР. Переписывался преимущественно с братом Израэлем, жившим в городе Цанин. По просьбе Джерри Израэль делал копии писем из Украины и рассылал братьям Лейви – в США, Аарону и сестре Бели – в Кейптаун, другу Мейеру Фортесу – в Лондон. Таким образом, в Англии сохранились 70 писем с информацией о Голодоморе.

Летом 2021 года Алисон Маршал приехала в Украину и отдала в Музей Голодомора все письма. Часть из них экспонируется в Зале памяти.

Яна Гринько,  опубликовано в издании КРАЇНА

Добавить комментарий