Главные

Ни одна страна в мире не ведет такой масштабной подрывной деятельности на территории иностранных государств, как путинская Россия

путинская россия

7 октября, в день рождения президента России, в Киеве прошла презентация книги «Как Путин убивает за рубежом«. Ее автор – правовед, директор международной ассоциации «Институт национальной политики» Юрий Шулипа, напоминает читателям об убийствах Александра Литвиненко в Лондоне, Зелимхана Хангошвили в Берлине и Зелимхана Яндарбиева в Катаре, попытках отравления Сергея Скрипаля в Солсбери и Емельяна Гебрева в Софии, а также о многих других, не менее зловещих, но оставшихся в тени преступлениях, и приходит к выводу о том, что в путинские времена «убийства людей за пределами России являются составной и неотъемлемой частью внутренней и внешней политики».

«Ни одна страна в мире не ведет такой масштабной, системной и скоординированной подрывной деятельности на территории иностранных государств против их ценностей, суверенитета и территориальной целостности, как путинская Россия», – пишет Юрий Шулипа. Автор пытается реконструировать процесс принятия решений о такого рода преступлениях, рассматривает роль различных ведомств и спецслужб в их планировании и подготовке. По его мнению, мы являемся свидетелями «четвертой мировой гибридной войны», и санкционированные в Москве «убийства за рубежом подрывают архитектуру американской и европейской безопасности». Юрий Шулипа не сомневается в том, что все эти «острые чекистские мероприятия» санкционировал лично Владимир Путин, и надеется, что его книга поможет юристам на будущем международном процессе над российским руководством.

Юрий Шулипа – бывший москвич и изнутри знает ситуацию на Лубянке и в Кремле. Он окончил пограничную академию ФСБ РФ и работал в Управлении делами президента России. После аннексии Крыма уехал в Украину и отказался от российского гражданства. В прошлом году он написал книгу «Будущее Донбасса по формуле Штайнмайера».

Юрий Шулипа рассказал, что решил выпустить монографию «Как Путин убивает за рубежом», чтобы систематизировать сведения об этих преступлениях и показать, как они замышлялись и осуществлялись. Он использует материалы расследований Bellingcat, центра «Досье» и мировых СМИ.

– Юрий Юрьевич, казалось бы, у вас была карьера успешного путинского чиновника. Когда вы стали диссидентом и почему решили уехать в Украину?

– В классическом понимании диссидентом я стал с 2014 года, после того, когда Владимир Путин приступил к оккупации Крыма и Донбасса, развязал войну против Украины. До этого я ушел из структур, связанных с Путиным, по одной простой причине: коррупция, отсутствие перспектив карьерного роста, отношение со стороны вышестоящего руководства к подчиненным чуть ли не как к рабам. Я занимался юридической практикой в Российской Федерации, отстаивал интересы автовладельцев и лиц, которые пострадали в результате квартирного бандитизма, различного рейдерства, связанного с чиновниками. С 2011 года, когда я стал активно защищать права автовладельцев, против меня были сфабрикованы три уголовных дела, я их все благополучно развалил. Я понял, что в Российской Федерации абсолютно нечего делать, «малыми делами» систему не изменишь, находиться в Москве нет никакого смысла. 8 апреля 2014 года я написал на «Эхе Москвы» заметку, в которой обвинил Владимира Путина в совершении международного преступления – аннексии Крыма. Я официально отказался от российского гражданства, вступил в гражданство Украины.

– Вы рассказываете в книге о том, как действуют российские спецслужбы на территории Украины, и останавливаетесь на убийстве майора Ивана Мамчура в Ровно. Расскажите, пожалуйста, об этом деле.

– В 2016 году Ровенский городской суд вынес обвинительный приговор агенту-боевику, который убил Мамчура и готовил убийство еще шести человек по заданию сотрудников Первой службы контрразведки ФСБ. Этот приговор достаточно объемный. Важно, что в приговоре установлены не только имена, фамилии и звания конкретных сотрудников ФСБ, которые организовывали эти преступления с территории Российской Федерации, но также и мотивы, по которым сотрудники ФСБ вербовали агентов-боевиков. Политическая цель России полностью прослеживается и вытекает из приговора и показаний обвиняемого. Она заключалась в том, чтобы путем серии убийств участников антитеррористической операции на востоке Украины запугать украинских военных.

Приговор опубликован в книге, я сам его переводил на русский язык. Там идет речь о том, как сотрудники ФСБ готовят подобного рода убийства. Этот приговор очень важен. К сожалению, судебных решений, связанных с убийствами людей российскими спецслужбами и их агентами-боевиками за рубежом, не так много, и не всегда оперативные сотрудники ФСБ, которые организуют эти убийства, привлекаются в качестве обвиняемых. Как правило, осуждаются системные исполнители и их агенты-боевики, и за эти пределы ни следствие, ни суд не выходят.

Но в уголовном праве есть такое понятие, как универсальная юрисдикция. Нормы уголовного законодательства должны распространяться на сотрудников российских спецслужб, которые занимаются планированием преступлений, и потом на их руководство. Судьи и следователи должны расширять свою базу обвинений, выходить на руководство ФСБ либо Главного управления Генерального штаба вооруженных сил России, в зависимости от того, чьи агенты-боевики или кадровые сотрудники совершили преступление. И в конце концов на Николая Патрушева и Владимира Путина. Этих лиц также нужно судить.

Я понимаю, что в суд они не явятся, они будут смеяться, но необходимо выносить в их отношении заочные приговоры. Любое зло должно быть наказано. Я понимаю, что даже если в отношении Николая Патрушева, Владимира Путина и руководителей ФСБ будет вынесен обвинительный приговор, то в России как обычно ограничатся пропагандистскими заявлениями либо дипломатическими нотами протеста. Но эти приговоры важны для грядущего международного уголовного суда над Владимиром Путиным и военно-политическим руководством РФ. Они, таким образом, становятся доказательной базой и могут послужить для того, чтобы преступники не избежали международной уголовной ответственности.

– История политических убийств за границей долгая. Вы напоминаете о зверском убийстве Троцкого и других политэмигрантов. А в путинские времена все началось в 2004 году с убийства Зелимхана Яндарбиева в Катаре?

– Я ссылаюсь на книгу Юрия Фельштинского и подполковника ФСБ Александра Литвиненко «ФСБ взрывает Россию», которая в РФ запрещена. Из этой работы следует, что с 1998 года, когда Владимира Путина поставили на должность главы ФСБ, из числа российских военнослужащих, воевавших в Чечне, были сформированы оперативные боевые группы, которые занимались убийствами неугодных предпринимателей и политических деятелей как внутри России, так и на территории стран СНГ. Поэтому отсчет убийств как внутри России, так и за рубежом при Путине нужно начинать с того периода.

– Юрий Фельштинский размышляет о психологии чекистов и приходит к выводу, что они являются особым сортом людей, и их психология не вполне понятна непосвященным. У вас был опыт общения с ними. Что вы подметили?

– Дело в том, что туда берут людей максимально исполнительных, лояльных и управляемых. Этим людям просто пытаются навязать ложные понятия о патриотизме. Россия ассоциируется с одним человеком – это Путин. Раз сверху сказали, значит так сказала родина. Этих людей так же зомбируют, как и большинство российского населения, которое считает, что аннексия Крыма – это восстановление исторической справедливости, долг перед русскоязычными, которых якобы ущемляли «бандеровцы». Система в этом плане очень похожа. У меня была уникальная ситуация: я окончил высшее учебное заведение ФСБ, но в этой службе не служил. Несмотря на то, что я работал в путинской администрации, я вообще не давал никакой присяги РФ и даже не служил в армии.

– Хочу предупредить наших слушателей, которые ожидают, что ваша книга будет похожа на детектив, что вас больше интересует механизм принятия решений о политических убийствах и то, как взаимодействуют различные чиновники и ведомства, которые планируют эти «острые чекистские мероприятия».

– Да, абсолютно верно. 80% информации в моей книге – это открытые источники. Примерно 10-15% – внутриведомственные источники, в том числе и те, которые на самой территории РФ недоступны. 5-10% – инсайдерская информация, полученная через Телеграм-каналы «активных мероприятий». Моя задача состояла в том, чтобы обобщить всю имеющуюся информацию и показать, что убийства людей за рубежом – это целая система. Это система, которую создал Владимир Путин. В этой системе задействованы не только российские спецслужбы и их агенты, но и Следственный комитет, и российские пропагандистские СМИ, и те средства массовой информации, которые создаются на территории иностранных государств за российские деньги.

Россия ничем не брезгует, она использует все, что нужно для устранения человека. Я описываю правовое регулирование совместной деятельности ФСБ и Следственного комитета, Службы внешней разведки, Главного управления Генерального штаба вооруженных сил России. В книге отражена причинно-следственная связь между фабрикацией уголовного дела в отношении конкретного лица и потом через некоторое время попытки его убийства, либо, как это было с Леонидом Развозжаевым, похищения за пределами РФ. Вы правильно обратили внимание на то, что я не расследую конкретные преступления – это не мое дело, это дело следователей, прокуроров и судей. Моя главная задача – показать с точки зрения права, как работает путинская система убийств.

– Вы пишете, что установить точное количество убитых за рубежом или покушений на убийство сейчас невозможно. Судя по всему, мы знаем лишь о небольшой части подобных операций, закончившихся провалом. Если бы Сергей Скрипаль был один, без дочери, тихо умер бы у себя дома, его отравление могло бы пройти незамеченным. Вероятно, таких случаев много.

– Абсолютно верно. Вряд ли мы узнаем, сколько людей было убито. Наверное, даже сам Путин толком не знает количество лиц, на убийство которых он давал отмашку. Хотя XXI век – это век информационной открытости, и киберразведка будет способствовать раскрытию подобных преступлений.

– Одна из задач такого рода «мероприятий» – это запугивание, как в деле об убийстве Ивана Мамчура. Добились российские спецслужбы своего? В Украине, в среде политэмигрантов, существует страх перед ними?

– Страх, конечно же, существует. У многих оппозиционеров он уже сформирован в России, когда они вступили на тропу борьбы с этим режимом. Но страх проходит, и возникает дополнительная мотивация для борьбы. Некоторые мои респонденты в Украине даже говорили, что они были бы не против умереть от рук российских убийц и таким образом вписать свое имя в историю борьбы с путинизмом.

– Вряд ли многие готовы погибнуть мученической смертью от «Новичка»…

– С 2004 года, начиная с убийства Яндарбиева, сформировались контуры системы убийств людей за рубежом. «Новичком» убивают сотрудники Главного управления Генерального штаба вооруженных сил России преимущественно в странах Запада, а на территории Украины и других стран СНГ убивают людей агенты-боевики Первой службы контрразведки ФСБ. В Киеве мы пока не зафиксировали случаев убийства с помощью боевых отравляющих веществ. А то, что агенты-боевики здесь убивают и похищают людей – это зафиксировано как в официальной информации СБУ, которую нам предоставляют, так и в приговорах судов, которые имеются в моей работе.

– Помимо убийства Ивана Мамчура, есть преступления, совершенные на территории Украины и не получившие, на ваш взгляд, должного освещения?

– Я бы назвал попытку похищения бывшего начальника отдела по борьбе с терроризмом управления ФСБ по Волгоградской области Петра Самарского, организованная группой Евгения Эпенера. Евгений Эпенер – гражданин Украины, который был завербован сотрудниками ФСБ. Ему была поставлена задача организовать похищение полковника ФСБ Самарского с территории Украины, вывезти его по заранее оговоренному маршруту через российско-украинскую границу и передать сотрудникам ФСБ. Но эту спецоперацию на начальной стадии сорвали сотрудники СБУ. Петр Самарский был освобожден в момент похищения. Вся операция успешно задокументирована сотрудниками СБУ и отражена в обвинительном приговоре Октябрьского районного суда города Харькова от 2 декабря 2019 года. Я привожу ее в своей книге.

– Добавлю, что Петр Самарский выступал в документальном фильме немецкого телеканала ZDF «Холодная война Путина» и рассказывал о том, как его ведомство забрасывало в Европу агентов ФСБ под видом мигрантов.

– И сейчас мы видим, как через территорию республики Беларусь Россия пытается под видом беженцев забросить своих агентов для дальнейшей дестабилизации ситуации в Европейском сообществе. То, что сказал Петр Самарский – это правда, но сейчас это уже значительно превысило те масштабы, которые были 4-5 лет тому назад.

– Вы приурочили презентацию своей книги в Киеве в агентстве «Интерфакс» ко дню рождения Владимира Путина…

– Дело в том, что Владимир Путин живет в своей системе смыслов, которую он сам себе придумал. Поэтому все, что происходило в Киеве, для него лично очень символично. После того, как прошла презентация, я Владимиру Путину пожелал, чтобы он предстал перед судом, ответил за преступления и получил по заслугам.

Моя книга – это внешнеполитическая экспертиза режима Владимира Путина. По подобного рода делам – например, в процессе по делу об убийстве российскими спецслужбами Амины Окуевой и других оппозиционеров – в судах обязательно должна осуществляться внешнеполитическая экспертиза. Я эту книгу написал для широкого круга читателей, но есть и другие адресаты: адвокаты, следователи, судьи. Я хотел, чтобы это было руководство по расследованию преступлений, совершенных российскими спецслужбами, чтобы по ним назначалась внешнеполитическая экспертиза. В Соединенных Штатах Америки институт внешнеполитической экспертизы начинает потихонечку работать, в Европейском союзе тоже. К сожалению, в Украине мы отстали в этом плане от всех.

Дмитрий Волчек

Добавить комментарий