• Вс. Авг 14th, 2022

Новая стратегия ВСУ после Лисичанска и Северодонецка — конец наступления Кремля

Новая стратегия ВСУ

Последний месяц войны стоит титанических усилий российским оккупантам , чтобы захватить два крупных города на Востоке Украины — Лисичанск и Северодонецк. Однако сможет ли Кремль продвинуться дальше? Новая тактика украинской армии показывает, что ситуация может измениться в ближайшие дни и разрушить всю стратегию наступления оккупантов, используя современную артиллерию стран НАТО и своевременную разведку.

Весь успех российского наступления в районе Северодонецка и Попасной базировался на массовом применении артиллерии. До 40 000 снарядов падало на позиции украинских воинов каждый день. Выкашивая под корень целые кварталы городов, оккупанты медленно продвигались сквозь созданные руины, захватывая по сути тотальные пепелища. Эта тактика, которой придерживались российские фашисты в Сирии отчасти сработала на небольшой площади военных действий в Донецкой и Луганской областях Украины. Но после получения современной высокоточной артиллерии от западных партнеров Украиной, ситуация началась постепенно если не переламываться, то по крайней мере меняться.

Важно понимать, что выстреливая 40 000 снарядов в день, эти снаряды необходимо как-то доставлять до боевых артиллерийских порядков российской оккупационной армии. Это не так просто — каждый день нужно перемещать до 1500 — 2000 тонн снарядов, 800-1000 тонн топлива, используя для этого определенный транспорт и логистику. В действительности в следствии коррупции и просто неправильному планированию наступательных операций (Россия не была готова к затяжной войне и не обеспечила необходимой транспортной инфраструктуры), все грузы перемещаются по достаточно простой и ненадежной схеме. В частности об этом пишет американский эксперт Thomas C. Theiner

Для того, чтобы обеспечить поддержку своей артиллерии, захватчики вынуждены использовать железнодорожные узлы, близлежащие от узлов строения и .., простой человеческий труд. Да — все снаряды выгружаются и загружаются «ручками». Снаряды сваливаются в кучу в каком-то строении недалеко от железнодорожного узла, откуда уже они развозятся на передовую в грузовиках и там также выгружаются на промежуточных складах снова «ручками».
Итак — российские склады тылового обеспечения всегда находятся рядом с железными дорогами, так как у российских вооруженных сил серьезная нехватка тыловых подразделений, особенно транспортных. То же самое относится к топливу, запчастям, продуктам питания и т. д.. Иными словами — логистика примитивная, оперирует ограниченной территорией, ограниченным количеством складов и транспорта, а посему — легко выявляется разведкой.
Чтобы как-то компенсировать эту ситуацию, оккупационная армия часто размещает и маскирует такие склады в жилой промышленной застройке в пределах захваченных городов. При этом общее правило — промежуточный  склад должен быть не дальше 30-40 км. от лини соприкосновения, а большой в пределах 60-100км. Все большие склады привязаны к железным дорогам, все малые к крупным строениям , которые маскируются в застройке.
Однако такая маскировка не сильно помогает скрыть логистические маршруты при уровне современной разведки, в отличие от украинской армии, которая оперирует совершенно другой схемой логистики, описывать которую в этом материале мы целенаправленно не будем.

У тут на арену выходит западная артиллерия. Орудия, которые передаются ВСУ имеют высокую точность поражения целей, включая и GPS-наведения, что позволяет точным огнем поражать не только артиллерийские позиции, но и объекты в жилой застройке (точной корректируемого снаряда в пределах 5-10 метров). И если с артиллерией немного сложнее — противник старается маневрировать после стрельбы, избегая огневого контакта, то склады топлива и боеприпасов маневрировать не умеют и потому являются более обоснованной и желанной целью украинской артиллерии.
Появление на поле боя высокоточных систем РСЗО, с кассетными, картечными и программируемыми фугасными боеприпасами позволило эффективно достать не только тыловые центральные склады , но и оперативно наносить удары даже по разгружаемым поездам с боеприпасами. И и это не главное — стало возможно с хирургической точностью наносить удары по железнодорожным и другим транспортным узлам, выключая их на достаточно длительный период. Например — последняя 4-х дневная атака РСЗО и современной артиллерии по складам и транспортным узлам привела к двухнедельной нехватке боеприпасов на двух стратегических направлениях — Словянском и Мелитопольском. И это только использование не более чем нескольких десятков корректируемых боеприпасов М31 GMLRS . С середины июля на фронте против российской армии будет выставлено втрое больше установок РСЗО.

Вероятно дальнейшее наступление российской армии столкнется с серьезно нехваткой не только подготовленных военных, но и кардинальным топливным и снарядным голодом в случае применения новой тактики ВСУ. Когда российские военные не могут получить доступ к железным дорогам, вся ее логистическая система рушится. Наступление оккупантов к востоку от Киева потерпело неудачу в том числе и из-за того, что рашисты  не смогли захватить железнодорожные узлы, проходящие через Черниговскую и Сумскую области. К таким городам, как Нежин, Чернигов и Сумы упорно обороняемый украинскими войсками, Россия была вынуждена доставлять свои припасы своим войскам к востоку от Киева грузовиками и это с треском провалилось, поскольку российские войска не могут отойти более чем на 90-100 км от своих складов снабжения, а на этом расстоянии Россия может только снабжать свои части для оборонительных действий ограниченным объемом боеприпасов. Кроме того в лесистой местности легче наносить удары по незащищенным колоннам грузовиков, а охранять автомобильные транспортные магистрали сложнее.

Железная же дорога лучше охраняется и позволяет России еженедельно вывозить 10-15 тысяч тонн артиллерийских боеприпасов; и отправить резервные танки, гаубицы и т. д., необходимые для восполнения огромных материальных потерь России, и необходимое топливо не своим ходом, а большыми охраняемыми с воздуха и с земли эшелонами. Но теперь российские склады боеприпасов и пункты снабжения находятся в пределах досягаемости высокоточной артиллерии и ракет. AHS Krab, PzH 2000 и CAESAR могут использовать снаряды с дальностью 40-50 км . Кроме того, эти гаубицы используют современные системы управления огнем, которые используют GPS для наведения «умных» снарядов.

fw8p37ixgagwcd Новая стратегия ВСУ после Лисичанска и Северодонецка — конец наступления Кремля

Этих снарядов — тысячи, не считая сотен тысяч менее точных и таких же дальнебойных. А система HIMARS  сохраняет полную точность до 85 км. Причем ракеты могут атаковать даже глубоко защищенные склады. Украинские военные утверждают, что РСЗО HIMARS позволяет посадить второй снаряд в отверстие, пробитое в перекрытии первым. При мощности боевой части в 90кг, это позволяет наносить стратегический урон в тылах российской армии и нивелировать ее преимущество в артиллерии.

Будет ли новая тактика Украинской Аримей тактикой победы пока еще сложно сказать, но можно утверждать, словами британского премьер-министра Уинстона Черчилля — «Это не конецЭто даже не начало конца. Но это, возможно, конец начала.» Новое оружие, которое передают ВСУ страны НАТО становится основой перелома на фронтах в Украине.

Виталий Рождаев

Добавить комментарий