• Вс. Июн 26th, 2022

Почему Кремль ведет дело к новой войне

Кремль

T.me Все, что вы хотели знать, но боялись спросить о возможности нового раунда конфликта между Россией и Украиной, вам рассказало министерство иностранных дел РФ. Оно опубликовало проекты договоров с США и НАТО, призванных «гарантировать безопасность России». 

Ультиматум Путина

Сам факт публикации собственного проекта договора до начала консультаций с партнерами, мягко говоря, необычен для современной дипломатической практики. Зато очень характерен для периода 1938-1941 годов. По сути это — ультиматум.

Кремль требует от Запада отказаться от Бухарестской декларации НАТО 2008 года, обещавшей членство в альянсе Украине и Грузии, фактически прекратить военно-техническое сотрудничество с Киевом, отказаться от размещения определенных типов вооружений на территории собственно натовских стран. Плюс из высказываний российских официальных представителей мы знаем: Москва хочет, чтобы Вашингтон заставил Киев в одностороннем порядке выполнить часть минских договоренностей о придании особого статуса фактически полностью контролируемым Кремлем регионов Восточной Украины. «Гарантии безопасности», о которых твердят Путин и Лавров, должны быть официально оформлены, причем «в конкретный промежуток времени и на основе принципа равной и неделимой безопасности». То есть российское руководство требует для себя права вето на решения НАТО, да еще в ближайшее время. Выходит, оно не предполагает вести многолетние переговоры о различных аспектах безопасности, как было во времена холодной войны.

Таким языком Москва не говорила с Западом едва ли не со времен Карибского кризиса 1962 года. Даже в 1983 году, когда казалось, что размещение советских и американских ракет средней дальности в Европе и ряд региональных кризисов чуть не подвели планету к грани третьей мировой, риторика была сдержаннее. Как ни крути, но лозунг «СССР — оплот мира!» висел тогда на каждой второй стене. Представьте себе перетяжку «Российская Федерация — оплот мира!» на Тверской. Получилось? Вот и мне трудно.

Если выполнить условия, содержащиеся в опубликованных МИД проектах, то Североатлантический альянс как самостоятельная организация перестанет существовать, а Украина потеряет суверенитет. Стало быть, ответ на ультиматум Кремля предопределен — отказ. Получается, что российское руководство сознательно ведет дело к конфликту. Зачем?

Граждане России верят Кремлю

Предположу: все публичные выступления Путина следует воспринимать буквально. Он действительно верит и в то, что украинцы и русские — единый народ, и в то, что Россия имеет право на свою сферу влияния в Евразии, и в то, что в НАТО новых членов втягивают силком, и в «цветные технологии», и в то, что европейцы мечтают освободиться от американского диктата.

Последний опрос «Левада-Центра» показал: 50 процентов респондентов считают виновниками нынешней напряженности НАТО и вообще Запад. Еще 16 процентов — Украину. Даже если сделать поправку на традиционную неискренность ответов части опрашиваемых, все равно получается, что две трети населения безоговорочно верят государственной пропаганде и, в сущности, готовы принять идею войны.

Аргумент «Режиму не нужен «груз 200» совсем отвергать, конечно, не стоит. Ясно, что возобновление полномасштабных боевых действий приведет к серьезным потерям среди российских военных. Украинская армия не та, какой она была в 2014-2015 году. Но при столь единообразном общественном мнении ожидать массовых протестных демонстраций “за мир” на улицах российских городов явно не приходится. То есть все зависит от того, что решит верховный главнокомандующий Путин Владимир Владимирович. А что именно он решит, зависит от массы неизвестных нам факторов, включая качество и интерпретацию разнообразной информации, поступающей к нему по открытым и закрытым каналам.

Путин — фактически пожизненный президент. Он очень скоро официально получит полный политический контроль над регионами России. Закон о публичной власти, принятый во втором чтении, до конца года наделит его соответствующими полномочиями. Последним обитателем Кремля, обладавшим такой властью, был Сталин. Эта власть не может быть мирной по определению. Она невозможна без «полагающегося по статусу» внешнего оформления — послушных сателлитов, карманных сепаратистов по вызову, спецгрупп по «ликвидации» неугодных, хамства, возведенного в ранг государственного экзамена на лояльность. Речь идет не только об Украине, а о новом издании России, к которой в учебниках истории, по идее, навсегда будут приклеена этикетка «путинская». 

Отвести войска от украинских границ просто так, по результатам видеосаммита с Байденом, ради каких-то заседаний каких-то «рабочих групп» теоретически можно, но практически — нет. Хорошо бы, конечно, добиться выполнения всех требований без войны. Но если не получится, то почему бы не прибегнуть к силе? Тем более если вокруг, как кажется, одни беспомощные Рузвельты и — ни одного Черчилля. Вдобавок у нынешней российской власти в дополнение к танкам есть еще и «Газпром» (которого у Сталина не было). 

Логика путинского ультиматума предполагает, что хотя бы часть требований должна быть исполнена. Иначе российское начальство будет выглядеть бессильным и несерьезным. А этого допустить совершенно невозможно. Да и жители России, если верить социологам, с мыслью о войне заранее свыклись. Этот факт, вполне возможно, станет решающим — когда в Кремле наступит время решать.

Константин Эггерт

Добавить комментарий