COVID-19

Появляется все больше косвенных доказательств утечки коронавируса из лаборатории в Ухане

Лаборатория в Ухане

«Появляется все больше косвенных доказательств утечки коронавируса из лаборатории в Ухане. На Западе долгое время почти никто не хотел верить, что такое возможно — потому что это не вписывалось в его картину мира», — пишет немецкое издание Die Zeit.

«Одно из самых популярных объяснений того, почему пандемия коронавируса охватила весь мир, звучит так: люди ввергли планету в экологический дисбаланс — и результатом стал этот вирус. Климатические активисты видят причину коронакризиса в глобальном уничтожении лесов, активисты, защищающие животных, — в западных пищевых привычках (массовом животноводстве!). Противники глобализации обвиняют неограниченное потребление и капитализм».

«Однако ответственность правительства Китая — страны, где началась пандемия, унесшая на данный момент 4,8 млн жизней, причинившая ущерб экономике на сумму в триллионы долларов и практически парализовавшая мир более чем на год, — обсуждается гораздо меньше. При этом один из самых щекотливых и, возможно, самых важных вопросов о возникновении пандемии до сих пор остается без ответа: произошла ли утечка вируса из лаборатории? Стал ли причиной вспышки заболевания инцидент в Институте вирусологии в Ухане? И почему китайское правительство в течение многих месяцев препятствует выяснению этих важных, даже центральных вопросов?», — задается вопросами издание.

«Многие месяцы «лабораторную гипотезу» воспринимали почти как теорию заговора. Однако сегодня к ней относятся серьезно. Об этом свидетельствует, в частности, масштабное расследование, проведенное различными спецслужбами США по поручению Джо Байдена (на расследовании настаивал еще президент Трамп — ЭР). Как минимум после публикации результатов расследования в августе стало ясно, что то, что возбудитель Covid мог попасть во внешний мир по неосторожности, допущенной в Уханьском институте, где исследуются коронавирусы, является правдоподобным, хотя и не доказанным».

«В этой связи трудно понять, почему лабораторная гипотеза так долго считалась второстепенной; в совместном докладе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Китая о причинах пандемии от марта 2021 года эта гипотеза все еще называлась «крайне маловероятной». В то же время, по крайней мере, у одного из вовлеченных в работу ученых, британско-американского зоолога Питера Дасзака, имелся серьезный конфликт интересов, поскольку он в течение многих лет организовывал финансирование США Уханьского института. В том числе и по этой причине представители научного сообщества раскритиковали доклад в открытых письмах; уже этой весной они считали инцидент в лаборатории такой же вероятной причиной пандемии, как и тезис о зоонозной, естественной передаче вируса от животных людям», — говорится в статье.

«В августе лондонская газета Times сообщила, что перед публикацией доклад ВОЗ был изучен правительством Пекина; гипотезу о лабораторном происхождении вируса якобы разрешено было упоминать только в том случае, если не будет дальнейшего расследования в учреждении Уханя. Еще в мае издание Wall Street Journal сообщило, что трое сотрудников института в Ухане имели симптомы, похожие на симптомы Covid, не позднее ноября 2019 года. Только на прошлой неделе ВОЗ объявила, что начнет новое расследование. На этот раз внимание должно быть сосредоточено «на лабораториях в местах, где были зарегистрированы первые случаи заражения людей в Ухане».

«Но даже если вирус имеет естественное происхождение, это не освобождает Коммунистическую партию Китая (КПК) от ее доли ответственности, — указывает Die Zeit. — Китай мог бы быстро сдержать распространение заболевания, если бы местные власти использовали существующие системы раннего предупреждения. Анализы Академии наук США и Комиссии Конгресса по Китаю пришли к выводу: уже первая пандемия Sars-CoV в 2002/03 году смогла распространиться по всему миру только потому, что местные кадры КПК подавляли информацию о распространении инфекции и она была передана международному сообществу слишком поздно. Весной исследователи заявили в журнале Science, что естественная вспышка текущей пандемии Sars-CoV в провинции Хубэй вокруг Уханя, вероятно, должна была бы произойти в период между серединой октября и серединой ноября 2019 года. И вот уже несколько месяцев действительно множатся доказательства того, что пациенты с симптомами Covid лечились там еще в октябре 2019 года, и это не зависит от того, где возникло заболевание — в лаборатории или на рынке. Однако первые сообщения о случаях «загадочного заболевания легких» поступили в ВОЗ только 31 декабря 2019 года», — говорится в статье.

«Таким образом, распространение Covid-19 можно было бы, по крайней мере, замедлить — если бы китайские власти сразу описали появление новой болезни и если бы они не медлили с информированием мирового сообщества. Но, конечно же, масштаб провала будет наибольшим, если лабораторная гипотеза окажется верной».

«Ведь это действительно странно: в центре Уханя находится лаборатория, в которой хранится самая большая в мире коллекция коронавирусов. Среди них — ближайший родственник вируса Sars-CoV-2. После того, как в 2002 году в китайской провинции Гуандун вирус Sars впервые передался человеку естественным путем, в 2003 и 2004 годах он еще четыре раза передавался людям в результате инцидентов в лаборатории (один раз в Сингапуре, один раз в Тайбэе и два раза в Пекине, как сообщали различные научные журналы со ссылкой на расследования ВОЗ)».

«В течение полутора лет кадры КПК пытаются отвлечь внимание от собственной ответственности за пандемию. Кульминацией этих усилий стал совместный доклад ВОЗ и Китая от марта 2021 года, рамки которого, по сути, были продиктованы Китаем. Еще до публикации международная группа ученых подвергла критике тот факт, что в состав назначенной исследовательской группы не вошел ни один специалист по лабораторным инцидентам, а вместо этого в нее вошли многие эксперты по передаче вирусов от животных людям. Среди этих экспертов — американский зоолог Дасзак, который был очень заинтересован в отвлечении внимания от любой ответственности лаборатории», — пишет Die Zeit.

Добавить комментарий