Политика

Путин вполне может повторить судьбу Каддафи

MH17

Малазийский боинг МН17 был сбит 17 июня 2014 года в небе над Донецком силами РФ. Погибло 289 человек. А 8 января 2020 года катастрофа случилась с самолетом Международных авиалиний Украины, следовавшим рейсом PS752 МАУ. Он был сбит Ираном. Погибло 176 человек.

По обеим катастрофам проведено расследование, идут суды. Этим летом в Нидерландах, в судебном комплексе «Схипхол» прошло последнее заседание суда по делу о сбитом самолете рейса МН17. Следующее заседание перенесено на сентябрь. Окружной суд Гааги начал рассматривать это дело еще в марте 2020 года, но до сих пор серьезных сдвигов нет. Задержка выгодна Российской Федерации, которая не признает своей вины за случившееся и не принесла никаких соболезнований или извинений родственникам жертв.

Международная следственная группа пришла к выводу, что самолет был сбит зенитно-ракетным комплексом «Бук», который принадлежал 53 зенитно-ракетной бригаде ПВО российских войск, дислоцированных в Курске. Но подсудимые – россияне Сергей Дубинский, Олег Пулатов, Игорь Гиркин и украинец Леонид Харченко – до сих пор не приняли участия ни в одном заседании.

Более того: представители России активно предпринимают попытки использовать катастрофу украинского самолета рейса PS752, чтобы переложить ответственность на третьих лиц – поскольку в этих делах и в самом деле достаточно много общего.

Представители канадской группы судебных экспертов в своем отчете подтверждают, что за сбитый рейс PS752 гражданские и военные органы власти Ирана несут полную ответственность. Поэтому в соответствии с международным правом Иран должен понести наказание и обеспечить реституцию для родственников погибших 176 пассажиров и членов экипажа. В Иране настаивают на «человеческом факторе», и дело расследуется по статьям о непредумышленном убийстве или убийстве по неосторожности. При этом Тегеран не раскрывает деталей и причин отсутствия должной координации между своими военными и управлением гражданских полетов. Иран не проявляет готовности проводить объективное расследование, желая побыстрее закрыть дело.

Тут нельзя не провести параллели между двумя сбитыми самолетами. Иран и Российская Федерация, зная о наличии в воздушном пространстве самолетов гражданской авиации, не предупредили страны или авиакомпании, которым принадлежали лайнеры, об угрозе, и не обеспечили возможность безопасного пролета над территорией. Более того, и Иран, и Россия сделали все возможное, чтобы скрыть следы преступления, оставить виновных на свободе, помочь им избежать наказания.

Технический отчет, подготовленный Ираном, не раскрывает полностью ход событий, предшествовавших трагедии. Предложенные Ираном рекомендации по устранению недостатков в системе безопасности гражданской авиации неактуальны. Риск, который привел к катастрофе украинского самолета, сохранился. Более шести месяцев иранская сторона пыталась самостоятельно расшифровать бортовые самописцы и только в июле прошлого года передала их в Бюро расследования и анализа безопасности гражданской авиации во Франции. Иранцы не называют имена виновников трагедии, не разглашают их полномочия, хотя еще в январе 2020 года сообщали, что человек, который сбил самолет, и другие причастные к трагедии, якобы, были арестованы.

Российская Федерация активно педалирует аналогию между двумя авиакатастрофами, чтобы доказать свою непричастность к выстрелу по борту МН17 из «Бука», переданного боевикам на Донбассе в 2014 году, как и непричастность к уничтожению борта PS-752 из переданного силам КСИР российского «Тор-М1» в небе над Ираном. Хотя известно, что Российская Федерация была заинтересована сбить украинский пассажирский самолет на Ближнем Востоке и имела техническую возможность дистанционно вмешиваться в работу ЗРК «Тор», который стоит на вооружении в армии Ирана.

Очередная катастрофа с гражданским самолетом выгодна РФ по нескольким причинам. Во-первых, таким образом Москва отвлекает внимание мирового сообщества от катастрофы рейса МН17, пытаясь создать юридический прецедент. Российская Федерация формирует мнение, что ответственность за катастрофы авиалайнеров должны нести страны-хозяева воздушного пространства: следовательно, и ответственность за катастрофу МН17 лежит на Украине, над чьей территорией был сбит самолет!

При этом почему-то совершенно забывается то, что подавалось в новостях в день трагедии с МН17. А тогда российские информагентства ТАСС и РИА «Новости» сообщили, что «ополченцы» сбили самолет АН-26 в районе города Торез. Самоназванный «министр обороны» самопровозглашенной ДНР Игорь Гиркин-Стрелков сразу же сообщил в соцсетях, что «ополченцы» сбили самолет. И боевики, и российские СМИ называли место падения самолета. И время, и место точно совпадали с местом и временем катастрофы малайзийского Боинга-777.

Несмотря на это, уже семь лет Российская Федерация проводит целенаправленную кампанию по дискредитации международного расследования катастрофы. И продолжит это делать – особенно, если решение суда будет вынесено не в ее пользу.

Российская пропаганда постоянно сообщает «альтернативные версии», чтобы сбить с толку следствие по делу МН17, сместить фокус внимания. Россия мешала объединенной следственной группе, вводила следствие в заблуждение, проводила операцию по дезинформации, занималась запугиванием свидетелей и их физическим устранением, фальсифицировала доказательства и даже привлекла своих хакеров к атакам на ИТ-систему полиции Нидерландов. Международные следователи и журналисты не раз уличали Министерство обороны РФ в предоставлении фальшивых доказательств. Но кого это останавливало?

В результате июньских судебных слушаний в Схипхол окружной суд в Гааге окончательно установил, что подконтрольные РФ боевики получили ЗРК «Бук» перед тем, как сбили MH17 на Донбассе. Обвинение владеет информацией о поставках ракетного комплекса и об участии в его охране, как минимум, нескольких десятков российских военных и финансируемых РФ боевиков. Комплекс перевозился с территории России на территорию Восточной Украины, а после того, как был сбит самолет, сразу вывезен обратно в РФ. Две трети обвинений следственной группы основываются на идентификации ЗРК «Бук» и его принадлежности к российским ВС, которые не могли без команды сверху покинуть часть или осуществлять неустановленные перемещения у российско-украинской границы.

Исходя из приведенных аргументов, ответственность за решение об отправке комплекса «Бук» и кадровых военных из 53-й зенитно-ракетной бригады под Курском в Украину и сбитый малайзийский «Боинг» МН17 несут президент РФ Владимир Путин и члены военно-политического руководства РФ – люди, без чьих непосредственных приказов этого не могло случиться.

Более того, есть секретные данные, по которым сотрудники российских спецслужб находились рядом с ЗРК «Бук», когда российские оккупационные войска сбили «Боинг» МН17 малазийских авиалиний. По данным очевидцев, сотрудники ФСБ РФ осуществляли контроль за управлением установкой «Бук» на территории Украины, что противоречит версии Москвы о самостоятельным управлении ею сепаратистами.

Сам факт использования установки «Бук» свидетельствует о том, что из Москвы поступил приказ сбить самолет именно на той высоте, которой пользуется только гражданская авиация. Таким образом, к числу потенциальных виновных можно отнести следующих людей:

  1. командир зенитного ракетного соединения Западного военного округа Алексей Зодотов,
  2. начальник войск ПВО и авиации Западного военного округа Андрей Коханов,
  3. командующий войсками ПВО сухопутных войск Вооруженных сил России Александр Леонов,
  4. командующий войсками Западного военного округа Анатолий Сидоров,
  5. главнокомандующий сухопутными войсками России Олег Салюков,
  6. министр обороны РФ Сергей Шойгу вместе с заместителями,
  7. главнокомандующий ВС РФ Владимир Путин.

Таким образом, целью международного правосудия должны стать не только прямые исполнители преступления, которые привели к трагедии МН17, но и его организаторы, те, кто принимал политическое решение. Для России повторение сценария «дела Локерби» очень реально, а аналогия между Путиным и Каддафи – очевидна.

Родственники жертв МН17 подали против Владимира Путина и РФ отдельный объединенный иск в Европейский суд по правам человека. Авторитетный адвокат Джерри Скиннер, который представляет их интересы, ранее добился компенсации от правительства Ливии по «делу Локерби». Он отметил сходство процессов, намекая на то, что Путин вполне может повторить судьбу Каддафи. Для привлечения к ответственности преступников, виновных в катастрофе МН17, будет учитываться опыт Локерби.

Убедить мировое сообщество в своей невиновности Кремль не сможет. Москва была обязана признать свою ошибку еще в 2014 году – хотя бы так, как это сделал Иран в деле о недавней катастрофе украинского «Боинга» под Тегераном.

Добавить комментарий