• Сб. Ноя 26th, 2022

Развязав войну с Украиной, Россия получит не приобретения, а скорее всего потеряет и то, что имела

война

Резкие перемены, происходящие сейчас в мире, в первую очередь, война на Украине, так или иначе могут сказаться на замороженных до недавнего времени конфликтах не только по периметру нашей страны, но и во многих гораздо более удаленных точках земного шара. О возможных сценариях такого развития событий поговорили с военным экспертом Павлом Фельгенгауэром.

— Что, по-вашему, может произойти на фоне продолжающейся военной операции на Украине с рядом замороженных конфликтов, прежде всего, в странах так называемого «ближнего зарубежья»?

— Ну, Карабахский конфликт, например, уже размораживается на глазах…

— Но там, вроде, наступило затишье. При этом сейчас можно услышать мнение, что американцы, дескать, дали отмашку Азербайджану на приостановку его действий в Нагорном Карабахе. Вы согласны с этим?

— Это не в сфере компетенции США. Американцы Азербайджану не указ. Баку сам принимает решения. Тем более что там все решает один человек, и какой вариант он выберет, пока не очень понятно. И азербайджанцы, и армяне сейчас снова сильно напряглись, поэтому ничего исключать нельзя. Азербайджан, в принципе, может сейчас выгнать из Карабаха остатки армянских сил.

Также сейчас прозвучало заявление президента Южной Осетии Анатолия Бибилова о желании провести референдум по вопросу присоединения этой республики к России. Полагаю, что это создаст значительные проблемы пророссийским силам в Тбилиси, в первую очередь, основателю правящей партии «Грузинская мечта» миллиардеру Бидзине Иванишвили.

Решение о присоединении Южной Осетии к России может привести к смене правящего режима в Грузии. Повторю, это радикально подорвет позиции Иванишвили и его партии. Результатом этого может стать то, что бывший президент Грузии Михаил Саакашвили, который сейчас находится в грузинской тюрьме, выйдет оттуда и вернется во власть.

— На ваш взгляд, может ли Грузия в этих новых условиях попытаться силой вернуть Южную Осетию и Абхазию?

— Нет, воевать грузины не будут. Но смена политического режима в Грузии и потеря там влияния Москвы — это вполне реально. Причем не только там, но и в Армении, и вообще в Закавказье.

Против России сейчас выступают значительные силы, а значит, будут активизироваться ранее замороженные конфликты. Вся наша система влияния в Закавказье, где было желание вытеснить Америку и Турцию и стать, как в советские и царские времена, доминирующей силой, сейчас под угрозой.

— А что может произойти с еще одним замороженным конфликтом на территории бывшего СССР — приднестровским?

— Пока Молдавия придерживается нейтральной позиции в отношении российской военной операции на Украине (президент Майя Санду в пятницу заявила, что Кишинев не будет присоединяться к санкциям против РФ). И в Молдавии, и в Приднестровье особых вооруженных сил нет, воевать там некому. Но если будут какие-то телодвижения, то может случиться всякое. Например, на территорию Молдавии может войти румынская армия.

— Думаете, такое возможно?

— Защитить своих граждан? В Молдавии ведь половина населения имеет румынские паспорта…

— А что из себя представляет современная румынская армия?

— У Румынии достаточно серьезные вооруженные силы. Довольно много модернизированных советских танков, высокоточные американские ракеты среднего радиуса действия HAWK XXI с дальностью 300 км и точностью 2 м, американская же система ПВО Patriot. В Молдавию по приглашению ее правительства они могут войти запросто. Будут ли они выдвигаться в Приднестровье — другой вопрос.

— А что может произойти, например, вокруг Тайваня? Мы помним, недавно там было довольно напряженно…

— Сейчас стало спокойнее. Китайцы не рискуют сегодня туда лезть. Посмотрев на то, как идут дела в мире, они решили, что надо вначале хорошо подумать. Во всяком случае, специально нарываться на неприятности не будут точно.

— А видите ли вы какие-нибудь угрозы со стороны Северной Кореи?

— Нет, особой активности Пхеньян сейчас не проявляет.

— В число замороженных конфликтов в определенной степени перешла и война в Сирии. Что вы можете сказать о перспективах урегулирования этой проблемы?

— В Сирии может более решительно начать действовать Турция, меньше оглядываясь теперь на Москву. Точно так же могут начать более активные боевые действия в этом регионе как Израиль, так и Иран. России же сейчас усилить свою и без того не очень большую группировку в Сирии будет трудно — Турция перекрыла проход любых военных кораблей через Босфор. А по воздуху туда много не привезешь.

— А возможно ли сегодня создание арабо-израильской коалиции и ее удары по Ирану?

— В принципе, все возможно. В целом российское влияние в мире сейчас пытаются сократить. А это значит, что в тех местах, где были замороженные конфликты и где интерес Москвы состоял в том, чтобы они в таком состоянии и оставались, теперь возможна их некая разморозка.

Александр Желенин

Добавить комментарий