Главные

«Российское общество отравлено цинизмом и безверием. Над этим работает 24 часа в сутки пропагандистская машина Кремля»

Российское общество отравлено

Марина Литвиненко, скорее всего, не получит от России 100 тысяч евро, на которые она теперь имеет право по решению Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Вдова убитого в 2006 году бывшего офицера КГБ/ФСБ Александра Литвиненко с ноября прошлого года добивалась признания судом причастности российских властей к отравлению ее мужа в одной из лондонских гостиниц радиоактивным веществом. ЕСПЧ (как ранее и британское следствие) утверждает: экс-офицера и политэмигранта убили его бывшие коллеги Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун. С высокой долей вероятности — по приказу Кремля, считает суд.

Литвиненко, скорее всего, не первая жертва

Марина Литвиненко говорит в своих интервью о прямой связи убийства ее мужа с покушением в 2018 году на бывшего офицера ГРУ и британского агента Сергея Скрипаля и его дочь Юлию, а также с покушением на Алексея Навального в 2020 году.

Литвиненко, выступивший в конце 90-х с разоблачениями коррупции в ФСБ и обвинивший спецслужбу в подготовке покушения на Бориса Березовского, был, возможно, не первой жертвой таинственных специалистов по ядам. Многие считают, что это был журналист и депутат Государственной думы Юрий Щекочихин в 2003 году. В этом уверены его коллеги из «Новой газеты».

А еще были таинственные смерти других российских эмигрантов в Великобритании и, к счастью, не закончившиеся фатально отравления болгарского торговца оружием Гебрева, писателя Дмитрия Быкова и политика Владимира Кара-Мурзы. После опубликованных порталом Bellingcat разоблачений российской государственной программы разработки боевых отравляющих веществ и слежки ее сотрудников за теми, кто в результате становился жертвой отравления, мало сомнений в том, что власти России много лет занимаются ликвидацией оппонентов с помощью разнообразных токсинов. Постановление ЕСПЧ придает этому знанию статус юридического факта.

«А вы докажите!»

Еще одним юридическим фактом в следующем году, видимо, станет уничтожение малайзийского лайнера в небе над Донбассом в июле 2014 года ракетной установкой «Бук», доставленной из России в помощь сепаратистам из так называемых «ЛНР» и «ДНР». Суд в Нидерландах заслушал родственников погибших пассажиров рейса MH17 и приступил к завершающей фазе слушаний. Этот процесс тревожит Кремль больше всего. Ведь речь идет, в сущности, о первой возможности юридически доказать, что происходящее на востоке Украины — не спонтанное «восстание простых шахтеров» против «киевской хунты», а фактически российская войсковая операция, лишь слегка замаскированное вторжение.

Многосерийная история отравлений и крушение «Боинга» — на первый взгляд, сильные удары по российской власти. Она на них традиционно отвечает издевательским «А вы докажите!» и бросает в бой штатных пропагандистов, вооруженных теориями заговора.

Но то, что слово «новичок» теперь настолько же прочно ассоциируется с Россией, как пресловутые балалайка, водка и автомат Калашникова — трагедия не власти, а всей страны. Только обеспокоено этим — по крайней мере, пока — не просто меньшинство, а очень маленькое меньшинство. Причем, как в России, так и на Западе.

Помню, как знакомые из Словакии допытывались у меня: почему попытка убийства Алексея Навального не вызвала массовых демонстраций протеста в России подобных тем, которые прошли в их стране после убийства в 2018 году журналиста Яна Куцияка, расследовавшего коррупцию в высших эшелонах власти. Протесты привели к отставке премьер-министра Роберта Фицо. Мой ответ был прост: российское общество отравлено цинизмом и безверием. Над этим работает 24 часа в сутки пропагандистская машина Кремля.

Молчание России, молчание Запада

Большинство стран Европейского Союза, за исключением разве что Польши, Румынии и стран Балтии, в сущности, считает: «Если Путин устраивает русских, то не нам их учить жить». Для Соединенных Штатов сегодня приоритет — новая холодная война с Китаем. «Тема России будет в Вашингтоне второстепенной до тех пор, пока Путин не затеет новую войну, — сказал мне на днях один информированный американский друг. — Если не начнет, то ему же лучше — меньше будут о нем вспоминать».

Обладателей ядерного оружия и постоянного места в Совете Безопасности ООН судят по особым правилам, если судят вообще. В Кремле этот урок выучили. Там уверены, что ни будущий приговор по делу о «Боинге», ни решение ЕСПЧ по гибели Александра Литвиненко, ни возможные новые разоблачения не изменят этого положения вещей. Кризис морального лидерства в ЕС и Америке и апатия российского общества делают эту уверенность, увы, обоснованной.

Добавить комментарий