• Вт. Июн 28th, 2022

«Я бы стреляла по ним их буквой Z»

Z

T.me Беженки из Ирпеня о борьбе в отрядах теробороны и о спасении из российской оккупации

Прибывающие в США украинцы по новой программе поддержки беженцев имеют возможность продолжить учебу, находят работу, отправляют на родину гуманитарную помощь. Многие намерены вернуться, чтобы восстанавливать разрушенную российской агрессией страну. Съемочная группа Русской службы «Голоса Америки» в Нью-Йорке встретилась с двумя беженками из практически стертого с лица земли Ирпеня. Об их борьбе в отрядах теробороны и спасении из российской оккупации – в репортаже Нины Вишневой.

Марьяна Козак и Даша Гуртовенко – беженки из украинского Ирпеня. Интервью с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» решили провести дома у Натальи Мирович — на первое время подруг в Нью-Йорке приютила она. Наталья тоже родом из Украины. Узнала о беженках через общих знакомых. В Украине осталась ее семья, и в самом начале войны ее салон красоты стал хабом для волонтеров, пунктом сбора жизненно необходимых вещей.

«Моя сестра медик, она в одну сторону везет гуманитарную помощь, обратно она везет «двухсотых». 200-е — это убитые». — говорит Наталья Мирович.

Даша к разговору присоединилась позднее – в кафе, куда накануне устроилась на работу благодаря еще одной их соратнице — Елене Галушке, давней знакомой Марьяны по работе. Несколько лет назад Елена перебралась в Америку из Беларуси. Большую часть пути до Нью-Йорка помогала подругам с логистикой.

«У меня друзей из Беларуси уехало – я даже не могу сосчитать, сколько. – говорит Елена Галушка. — Все классные творческие молодые люди – они все уехали. Там такая жуть, мне такое люди рассказывали, что творилось в Минске после акций против войны».

Всех четверых объединила война…

Марьяна показывает фото в смартфоне: «Это наш Ирпень, наш дом».

После первых обстрелов Ирпеня они уехали к знакомым в Ясногородку – надеялись, в селе вод Киевом будет безопаснее. Вспоминает, как ехали по разрушенному городу:

«Мы едем, над нами пролетают вот такие две ракеты. Перед лобовой. Взрываются где-то в метрах двухстах от нас».

Война пришла в каждый дом. Марьяна и Даша записались в тероборону, организовали штаб, собирали медикаменты, помогали местным жителям, оставшимся без продуктов, света и воды.

«Мы подстриглись налысо, потому что мы жили в подвале, мы боялись крыс, вшей и всякой беды», — говорит Марьяна, показывая снимки, где она с автоматом.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки»: «Ты оружие брала в руки до этого момента?»

«Нет, конечно. Зачем? Но пришлось».

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки»: «А кто вас учил стрелять?»

«YouTube. Я вам серьезно говорю. Нам оставили коллаж и сказали – если что, стреляйте. И я на YouTube училась».

Даша не успевает прибежать со смены на интервью – все вместе идем к ней в кафе.

«Каждый раз, когда начинаю разговаривать, я начинаю плакать. Я стараюсь поменьше говорить. – у Даши дрожит голос. — Тяжело. Родственники все там, им тоже тяжело…»

«Мы были окружены были тремя позициями оккупантов. — Марьяна перелистывает в смартфоне сделанные в то время фотографии. — Они запускали сначала колонну с солдатами в грузовике, которые расстреливали все ближайшие дома, чтобы в танки не бросали коктейли Молотова».

Вырваться из района подруги успели перед самой оккупацией российскими войсками. Забрали с собой еще несколько человек – сколько поместилось в машину. Под обстрелами по проселочным дорогам пытались выбраться на трассу до Львова.

«Я просто девочкам кричала – прячьте голову, прячьте голову! Тысячу раз, наверное. И когда началась стрельба, она продолжалась, может, минуты две, но мне казалось, это была вечность».

Львов, граница. Из Польши они стали рассылать письма по программам приема беженцев – первым пришел ответ из Португалии. Несколько недель Марьяна и Даша провели под Лиссабоном. Сделали там патриотическую коллекцию картин и вышивок. Но хотелось большего. Перебраться в Нью-Йорк подтолкнула Елена – в Америке программ для беженцев больше, к тому же нужны волонтеры для помощи Украине. Потом долгая дорога из Лиссабона в Мадрид, оттуда еще дальше — в Панаму, потом в Мехико, через Тихуану в Сан-Диего и, наконец, в Нью-Йорк. Елена вела их на протяжении всего пути. Дашу порекомендовала в престижное кафе. Марьяна тоже нашла работу. В свободное время все вместе помогают Наталье – она уже несколько раз сама ездила в Украину, перевозила необходимые вещи военным и в тероборону. В ее салон красоты ньюйоркцы по-прежнему приносят пожертвования.

«Люди на маникюр, на прическу идут с аптечками, с наколенниками». — говорит Наталья.

Показывает два военных санитарных рюкзака – принес кто-то из клиентов. Несколько коробок со специальными телефонами.

«Телефоны – это просто кайф. Они работают как рация. Противоударные, водонепроницаемые».

В отличие от Натальи и Елены, которые в Америке обосновались прочно, Марьяна и Даша при первой возможности надеются вернуться домой. Видят в Нью-Йорке многочисленные акции в поддержку их родины, признательны за такое единение. И за то, что американцы понимают — Украина сейчас борется не только за собственную свободу.

«Мне очень жаль, что про Украину весь мир узнал только при таких обстоятельствах. — говорит Марьяна Козак. — Но все-таки мы сильный народ, и я верю в ребят. Поверьте, на Украине такая атмосфера, невозможно ее не любить».

Добавить комментарий