Политика

Я покидаю страну и мне очень грустно, это не та страна, в которую я приехала 30 лет назад

Российские власти предписали корреспонденту Би-би-си Саре Рейнсфорд покинуть страну

Российские власти предписали корреспонденту Би-би-си Саре Рейнсфорд покинуть страну по истечении срока действия ее визы, то есть до конца августа. Власти назвали это ответной мерой за дискриминацию российских журналистов, работающих в Великобритании. Сара Рейнсфорд, которая провела в России треть своей жизни, говорит, что ей самой в российском МИДе сказали, что в действительности ей больше никогда не позволят вернуться.

Приводим выдержки из интервью Сары Рейнсфорд радиопрограмме Би-би-си Today утром 14 августа, в котором она рассказала о решении российских властей и о ситуации с независимой журналистикой в России:

«Меня высылают — это не отказ продлить мою визу, хотя технически это выглядит так. Меня высылают, и мне сказали, что я никогда не смогу вернуться.

Честно говоря, для меня лично это катастрофа, но это еще и очень потрясло меня. Россия никогда не была для меня просто местом командировки: это не абы какое место. Это страна, попыткам понять которую я посвятила огромную часть жизни.

Я посчитала сейчас: почти треть жизни я так или иначе живу в России. Я изучала язык, культуру, историю; и, конечно, работаю здесь как журналист Би-би-си на протяжении многих лет.

Мне очень нравилось рассказывать миру о России, но делать это становится все труднее. Должна сказать, однако, я не ожидала такого [решения о непродлении визы]. Для российских СМИ ситуация уже достаточно понятна: российские независимые журналисты сталкиваются с очень серьезными проблемами, но иностранная пресса была более-менее защищена от преследований.

Я думаю, это явный признак, что ситуация изменилась. Это еще один тревожный сигнал о положении дел в России и еще один шаг в сторону ухудшения отношений России с внешним миром — сигнал, что Россия все больше отгораживается.

Нам официально сообщили об одном случае [когда Великобритания не выдала визу журналисту]. Это произошло два года назад. Упоминались и другие причины, включая санкции британского правительства против российских граждан — за нарушения прав человека в Чечне, а также за коррупцию. В целом это встраивается в контекст значительного ухудшения отношений между Россией и Британией и в более широком смысле между Россией и Западом.

Когда на меня обрушили эту новость, я сказала тем людям: «Я вам не враг». Вы высылаете из России человека, который понимает Россию, который напрямую разговаривает с людьми и пытается объяснить происходящее здесь миру, а это становится все сложнее.

Получается, они [российские власти] не хотят присутствия таких журналистов здесь. Гораздо удобнее, чтобы здесь было меньше людей, которые понимают происходящее и могут напрямую говорить с людьми. Мне кажется, это признак все более сложной обстановки в России, связанной с массой запретов и ограничений.

В качестве журналиста мне пришлось много времени проводить на судах над людьми, которые подвергались преследованию в сущности за свои политические взгляды — официально назывались другие причины, но в конечном итоге речь шла о людях, которые слишком критично относились к власти.

А теперь и за журналистами тоже пришли.

Я не имею в виду себя, я говорю о российских журналистах, тех немногих независимыx, кто остался, которые пытаются работать в чрезвычайно трудных обстоятельствах и рассказывать о России своим согражданам — этим людям становится сложнее с каждым днем и каждой неделей.

Мы просыпаемся каждый день и видим новости, что у кого-то еще был обыск, кто-то еще в суде, кто-то еще уехал из страны. Количество людей, покидающих страну, невероятно. Я никогда не видела ничего подобного, и это печально.

Поэтому да, я покидаю страну и мне очень грустно, что я не смогу вернуться — я надеюсь, однажды смогу, — однако еще более грустно мне от того, что многие россияне не видят будущего здесь.

И это не та страна, в которую я приехала 30 лет назад, и это точно не та страна, о которой я начинала писать 20 лет назад»

Добавить комментарий