• Сб. Май 21st, 2022

«Я ребенок, я не террорист». Суд приговорил школьника из Канска к пяти годам колонии по делу «Майнкрафта»

Я ребенок

T.me Суд приговорил к пяти годам колонии 16-летнего школьника из Канска (Красноярский край) Никиту Уварова по обвинению в обучении террористической деятельности. В основу дела легли действия подростков в компьютерной игре Minecraft.

Выездная коллегия Восточного окружного военного суда назначила Никите Уварову пять лет колонии и штраф в размере 30 тысяч рублей, сообщают глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков и радиостанция «Эхо Москвы».

Двух других фигурантов дела освободили от уголовной ответственности за содействие следствию, прокуратура запрашивала им от шести до девяти лет колонии.

Уварова взяли под стражу в зале суда, написал в своем телеграм-канале Чиков.

Подростков обвиняли в прохождении обучения в целях осуществления террористической деятельности (статья 205.3 УК).

Суд проходил в закрытом режиме.

На первом заседании суда 16-летний Никита Уваров заявил: «Я ребенок, который хотел дружить и общаться с друзьями. Я не террорист». Это же он повторил и в своем последнем слове.

«Если мне дадут реальный срок, я буду отбывать его с чистой совестью и достоинством. Я буду спокоен, потому что никогда не учил своих друзей плохому, мы были на равных и просто дружили», — говорил он на заседании суда во вторник.

Дело против подростков началось два года назад, когда им было по 14 лет.

Русская служба Би-би-си рассказывает, в чем суть дела против Никиты Уварова и его друзей.

Листовки и «Майнкрафт»

Летом 2020 года троих школьников из Канска задержали за то, что они развесили листовки по городу в поддержку Азата Мифтахова — московского студента, анархиста, обвиняемого в попытке поджога офиса «Единой России». Одну из листовок школьники наклеили на здание местного ФСБ.

После задержания правоохранители получили доступ к телефонам и перепискам школьников и выяснили, что они построили здание ФСБ в компьютерной игре «Майнкрафт» и планировали виртуально взорвать его.

Более того, оперативники выяснили, что школьники увлекаются химией, негативно отзываются о российских властях и читают классиков анархизма. Тогда двое подростков дали показания на своего товарища Никиту Уварова, которого отправили в СИЗО.

Позже подростки отозвали свои показания и заявили, что оговорили Уварова под давлением следствия. Уваров подписать признательные показания отказался. Всем трем школьникам в итоге вменили статью о создании террористического сообщества и прохождении террористического обучения (205.4 и 205.3 УК РФ), а Уваров в деле выставлен как организатор этой ячейки.

По мнению адвоката Владимира Васина, представляющего интересы Уварова, правоохранительные органы могли долго следить за подростками перед тем, как завести на них дело.

По его словам, силовики всегда ведут мониторинг социальной сети «ВКонтакте», пабликов и переписки, но адвокат также не исключает, что в этом случае они вели еще наружное наблюдение и прослушку.

В разговоре с изданием The Insider (признано в России СМИ, выполняющим функцию иностранного агента) Васин отмечал, что подростковый и школьный «терроризм» стал очень популярным у российских спецслужб и следственных органов. Стандарт доказывания по такой категории дел он назвал оставляющим желать лучшего — при этом присяжные малолетнему не положены по закону.

Спустя примерно год Следственный комитет снял со школьников обвинение в создании террористического сообщества, но обвинение в прохождении обучения с целью террористической деятельность оставил.

Школьников обвинили в том, что они изучали материалы по изготовлению взрывчатки, при обысках у них в квартирах нашли некоторые взрывчатые вещества. The Insider писал, что изготовлением взрывчатки органы сочли несколько бутылок бензина в гараже и то, что школьники делали и запускали самодельные петарды в заброшенных зданиях.

Из-за этого к основному обвинению в терроризме добавилась еще и группа статьей о хранении, изготовлении и перевозке взрывчатых веществ, рассказал Би-би-си адвокат Васин.

«С разными друзьями делали дымовушки и самодельные петарды. Любили ставить опыты, но о терроризме не думали, — отвечает на эти обвинения Уваров на одном из допросов. — Ничего того, что предъявили мне в обвинении относительно терроризма, я своим друзьям не предлагал, а они не предлагали мне. Максимум, в чем мы виноваты, это в том, что играли с огнем, любили химию и эксперименты, а я еще любил читать историю».

Никите Уварову прокуратура запросила девять лет лишения свободы, двум другим его товарищам — по шесть с половиной лет. Адвокат Васин объясняет это именно тем, что Уваров не стал подписывать явку с повинной.

В деле канских школьников содержится несколько экспертиз, но адвокат Уварова говорит, что основным связывающим дело доказательством являются именно эти явки «двух мальчиков, которые очень испугались и не захотели садиться под стражу». Помимо их признательных показаний дело строится на словах двух ключевых свидетелей, которых СМИ и защита подростков считает провокаторами.

Бабушка свидетеля и любовь к Летову

Когда трех школьников только задержали за расклеивание листовок, вместе с ними были задержаны еще двое молодых людей, совершеннолетних. Однако они стали свидетелями по этому делу, а не обвиняемыми (одного из них, правда, осудили за несообщение о преступлении).

Про этих свидетелей обвинения известно мало, адвокат называет их «свидетель П.» и «свидетель Л».

В конце 2020 года красноярский «Седьмой канал» выпустил сюжет о деле канских школьников. В репортаже человек в маске и с измененным голосом говорит, что обсуждал с Никитой Уваровым «методы борьбы с государственным строем».

В сюжете присутствует и «бабушка свидетеля», в репортаже говорится, что она приехала к внуку после задержания в Следственный комитет и наблюдала за тем, как общаются школьники.

«Это были разговоры людей, которые абсолютно понимали, что делают, готовились к серьезным действиям на территории нашего города. Разговоры были, что они все герои», — заявила «бабушка свидетеля». В этой бабушке родственники обвиняемых и узнали бывшую главу Канска Анну Качан, которая сейчас находится под следствием — на нее завели дело о халатности.

Личность второго свидетеля еще более загадочная, но в конце 2020 года издание «МБХ-Медиа», впоследствии заблокированное в России, так как прокуратура сочла его связанным с организациями Михаила Ходорковского, признанными в России нежелательными, сообщило, что смогло пообщаться с этим свидетелем.

По его словам, он познакомился с Никитой и его друзьями в интернете и состоял с ним в одном чате, где они обсуждали идеи анархизма. Спустя некоторое время подростка задержали сотрудники ФСБ и попросили написать в чат провокационный вопрос — кто из них расклеивал листовки в поддержку политзаключенных. Школьники ответили, что это были они.

Дальше сотрудники ФСБ попросили его предложить им встречу, а он не смог им отказать, рассказывал этот свидетель. Именно на этой встрече и задержали всех участников чата. Свидетель выражал уверенность в том, что следствие настроено добиться для задержанных реального срока.

В основу обвинения также легла лингвистическая экспертиза, которая анализирует переписку подростков из их общего чата. По данным «Новой газеты», эксперты акцентируют внимание на том, что в чате обсуждался Курт Кобейн и его призывы к «ожесточенной революционной борьбе», труды Петра Кропоткина и любовь к творчеству Егора Летова, о котором много писал Никита Уваров.

ФСБ против школьников

Дело Никиты Уварова и его друзей — не единственное в своем роде. До этого в том же Красноярском крае правоохранительные органы заводили уголовные дела на 14-летних подростков — именно в этом возрасте начинается уголовная ответственность. Так, было заведено дело на школьника, который якобы хотел устроить взрыв в день рождения Гитлера. А еще девятерых школьников отправили в психиатрические учреждения за подписку на паблики, посвященные стрельбе в американской школе «Колумбайн» (2 февраля Верховный суд признал движение Колумбайн террористическим и запрещённым в России).

По данным проекта «Открытое пространство», в России с 2017 года было заведено 35 уголовных дел на подростков по обвинению в подготовке массовых убийств, терактов или экстремистских действий. Все эти дела отличаются тем, что в них нет пострадавших — только заявления следствия о том, что школьники планировали что-то сделать, отмечает проект.

Сейчас в суде рассматривается похожее громкое дело — о терроризме, заведенное на школьника Ярослава Иноземцева. Когда его задержали, ему было 14 лет. Подростка обвиняют в том, что он якобы готовил бомбы и зажигательные смеси для того, чтобы совершить убийство работника школы и товарища, с которым был в ссоре. Защита настаивает на том, что Иноземцев просто мастерил петарды и взрывал их на улице для развлечения.

Во время следствия Иноземцева помещали в СИЗО, а также в психиатрический диспансер из-за его увлечений политикой.

Добавить комментарий