Главные

Закономерный итог. Отказ от «денацификации» предопределил приход «руссише гестапо» к власти

руссише гестапо

T.me Скажу честно: меня удивляют возмущение и даже удивление «прогрессивной» общественности ликвидацией «Мемориала». А также то, что некоторые, по их собственному признанию, до последнего верили, что этого не случится.

По-моему, это абсолютно закономерный итог путинского правления. Удивляться, скорее, надо тому, что это не случилось много раньше.

Странные какие-то иллюзии владели все эти годы российскими демократами и правозащитниками: что пришедшее к власти «руссише гестапо» будет сквозь пальцы смотреть на разоблачение его преступлений, пусть и прошлых. Представьте,

если бы в послевоенной Германии у власти оказались наследники нацистов, а канцлером стал группенфюрер СС Генрих Мюллер, долго ли общество «Memorium» смогло бы заниматься расследованием преступлений нацистов?

Возмущаться, а также немножко думать надо было несколько раньше.

Когда российские либералы, в том числе многие правозащитники, не просто радовались идущему на галеры молодому и непьющему шефу «руссише гестапо», но и истово ратовали за него. И даже взрывы домов и «учения в Рязани» нисколько не вразумили их. И показанный, для особо недогадливых, непосредственно накануне выборов 2000 года по НТВ фильм «Рязанский сахар». И предупреждения российских Кассандр — Марины Салье и Валерии Новодворской — пропущены были мимо ушей.

Игорь Яковенко напомнил о состоявшемся 20 лет назад, в ноябре 2001 года, первом Гражданском форуме, на котором присутствовал и даже выступил с проникновенной речью о свободе и гражданском обществе недавно избранный президент Путин. Это было уже после взрывов домов, после начала Второй чеченской, после разгона НТВ… И как правозащитники радовались, что Путин посетил их форум и выступил с такой замечательной речью, и делали выволочки тем журналистам, которые, вместо того, чтоб радоваться с ними заодно, пытались втолковать им, ху ис мистер Путин, напомнить, какой организации он выкормыш, что своим присутствием на этом форуме и своей речью он попросту банально купил их, говоря его профессиональным языком — завербовал.

Что можно требовать от простых людей, если интеллектуалы, правозащитники, лучшие из лучших, просвещенные и образованные, не понимали, кому они сначала помогали прийти к власти, а потом поддерживали во всех начинаниях, в том числе и преступных. А теперь они же заламывают в отчаянии руки: ах, гестапо запретило разоблачающую его преступления организацию!

И опять мы являемся свидетелями, как я ее называю, «национально-корпоративной солидарности» российских либералов. Потому что я не помню подобного по накалу возмущения «прогрессивной общественности» ни геноцидом Путина в Чечне, ни грузинской кампанией 2008 года, ни войной против братской Украины, ни его преступлениями против человечности в Сирии.

Нет слов, деятельность «Мемориала», сохранение памяти о репрессированных, разоблачение сталинских преступлений очень важны. Но как минимум не менее важно говорить о нынешних преступлениях наследников Сталина, о тысячах, убиваемых российской военщиной сейчас, чтобы достучаться до мирового сообщества, когда есть еще возможность предотвратить новые преступления Путина и спасти чьи-то жизни! Что касается чеченского геноцида, то, напомню, кое-кто из тех, кто сейчас возмущается ликвидацией «Мемориала», в 2000 году подписал «Письмо двадцати одного» в поддержку путинских бомбежек Чечни! (Я подробно писал об этом и привел текст письма.) И теперь вы чем-то недовольны? —

Не Путиным вы должны возмущаться, а самими собой!

Ликвидация «Мемориала» — это закономерный и даже удивительно запоздалый итог, к которому вели все предыдущие преступления Путина и против которых вы не выступали так активно, как сейчас против закрытия «Мемориала». Снявши голову, по волосам не плачут.

А можно копнуть еще глубже. К началу 90-х. Когда общество, и прежде всего те же демократы (их подавляющее большинство), согласились и одобрили действия Ельцина, не допустившего «охоту на ведьм». То есть минимальный набор необходимых гигиенических мер, которые гарантировали бы невозможность реванша: запрет «гестапо» и элементарную люстрацию — то, что было осуществлено в большинстве стран бывшего соцлагеря. То, что после 1945 года было осуществлено в Германии.

И мы после всего этого еще удивляемся не только тому, что «гестапо» почему-то решило прикрыть разоблачающий его преступления «Мемориал», но и вообще оказалось у власти? — Когда его приход к власти был практически предопределен с самого начала, когда Ельцин не захотел (не решился? — потому что, напомню фото Ельцина на БТРе во время путча в окружении Коржакова и Золотова и других молодых «людей в штатском» и приставленного в то же время в Питере к Собчаку никому тогда не известного В. Путина) провести «охоту на ведьм». Довести до конца разгром преступного режима, убившего миллионы СОБСТВЕННЫХ граждан.

В стране, в которой не была проведена своя «денацификация» (в данном случае декоммунизация), гестапо (ЧК-ВЧК-НКВД-МГБ-КГБ-ФСБ) неминуемо окажется у власти.

Что и случилось..

Добавить комментарий