Юрий ФельштинскийЮрий Фельштинский

T.me Понимание того, что же на самом деле произошло, будет приходить к нам постепенно, с накапливанием все новых и новых подробностей, каковых сейчас недостаточно для полноты картины.

Я позволю себе сделать несколько предположений, но сразу хочу подчеркнуть, что это мои гипотезы, основанные исключительно на моей интуиции историка, десятилетиями изучавшего историю России и ее спецслужб. Никаких доказательств в подтверждение моих теоретических размышлений у меня пока нет.

Безусловно незаурядный человек Евгений Пригожин, бывший уголовник, каким-то образом оказался рядом с Владимиром Путиным, президентом России. И даже если слухи, что Пригожин был “поваром Путина” преувеличение, фотографии Путина и Пригожина подающего Путину еду – зафиксированный фотографами и свидетелями факт. Одним из таких свидетелей был (на фотографии) президент США Буш (младший). Насколько Путин должен был доверять Пригожину, чтобы подпустить его так близко? Абсолютно должен был доверять.

И вдруг этот человек, которому Путин доверял абсолютно, совершает в отношении него “предательство”. Именно так сказал Путин в своем коротком и достаточно бледном выступлении по поводу начавшегося мятежа Пригожина. Как же такое могло произойти? Как же Путин так ошибся и подпустил к себе “предателя”, могущего, между прочим, отравить Путина?

А вот как. Евгений Пригожин был подпущен к Путину, потому что еще в колонии был завербован ФСБ, хорошо зарекомендовал себя и в колонии, и затем на свободе, и со временем в качестве агента ФСБ был подложен (то есть внедрен) в круг близких Путину людей. А так как Путин сам был из КГБ/ФСБ и доверял только “своим”, агент ФСБ Пригожин, к тому же бывший уголовник, то есть человек уязвимый, стал для Путина “своим” поваром. При Пригожине Путин чувствовал себя комфортно.

Проект “Вагнер” был проектом ФСБ. Не Пригожина, как “личного повара Путина”, а ФСБ. Самоуверенность Пригожина как раз и была основана на том, что за ним стоял даже не лично Путин, а ФСБ, как ведомство. Бывшему уголовнику не могли бы позволить создать свою военную структуру, к тому же работающую за границей: сначала в Африке, затем в Сирии, потом в оккупированной Украине. Такое возможно было только в том случае, если это была контролируемая ФСБ структура. Существование бесконтрольных организаций, тем более военных, ФСБ не допускала никогда.

Тогда понятны процветание и безнаказанность Пригожина до момента начала путча.

После начала мятежа ФСБ занервничала: завела на Пригожина уголовное дело, взяла под контроль “пригожинские” 4 млрд рублей и слитки золота, хранившиеся в Санкт-Петербурге. Они никогда не были “пригожинскими”. Они всегда принадлежали ФСБ и предназначались для расходов, связанных с проектом “Вагнер”. ФСБ всегда знала о том, где эти деньги хранятся, а потому так быстро нашла их в далеком от места событий Санкт-Петербурге.

Не все кусочки пазла в данный момент в нашем распоряжении. Не будем гадать, когда именно в разработанном в ФСБ плане произошел какой-то сбой – если это был сбой, а не часть ранее сочиненного сценария. Но случилась классическая в истории спецслужб история: агент вышел из-под контроля. У начальника группы “Вагнер” Пригожина началось головокружение от успехов. Он поверил в свою популярность (российские СМИ этому очень способствовали), он возомнил себя самостоятельным и независимым. Он посчитал, что, в конце концов, ничем не хуже многих других агентов ФСБ, тысячами внедренных в российское общество и бизнесы, ставших со временем признанными в России политиками, бизнесменами и банкирами.

Словесные поединки между Пригожиным, с одной стороны, и министром обороны Шойгу, начальником Генштаба Российской армии Герасимовым и президентом Чеченской республики Кадыровым, с другой, долго развлекали публику. Но так как и за Кадыровым, и за Шойгу, и за Пригожиным стоял, как всем казалось, лично Путин, всерьез к этой конфронтации никто не относился. Чтобы утихомирить пыл Пригожина, Путин приказал отнять у него “вагнеровцев” и перевести их в ведение министра обороны Шойгу. “Вагнеровцы” отказались подчиниться. Тогда по приказу Шойгу вертолеты российской армии нанесли по лагерям “вагнеровцев” ракетные удары. Погибли десятки бойцов. Либо Шойгу вышел из-под контроля Путина, либо Путин отдал Шойгу приказ наказать выходящих из-под контроля Путина “вагнеровцев”.

Кто именно предал Пригожина – Путин, Шойгу или ФСБ – понять было сложно. Времени разбираться не было. Нужно было принимать решение, и Пригожин его принял – идти на Москву, чтобы разобраться в произошедшем.

Тут уже перепугались Шойгу, Герасимов и Путин. Шойгу бежал из Ростова и исчез из поля зрения. Начальник генштаба российской армии Герасимов спрятался на конспиративной квартире в Ростове. Путин, прихватив Медведева, срочно покинул Москву. А Пригожин двинулся в путь.

Ростов он занял быстро, без сопротивления и потерь. От Ростова до Москвы было чуть больше 1000 км. Защищаясь от нападений, “Вагнеровцы” сбили семь вертолетов и один военный самолет с российскими военнослужащими. Но когда уже СМИ сообщали о том, что Москва переведена на военное положение, что на улицах города танки и бронетранспортеры, что под охрану силовыми ведомствами взяты все мало-мальски важные здания, а любые общественные мероприятия в столице отменены, вдруг последовало сенсационное сообщение: Пригожин остановил свои войска и повернул назад.

Затем последовало не менее сенсационное заявление пресс-службы Лукашенко: это он, оказывается, провел весь день в переговорах с Пригожиным и убедил его остановиться, отказаться от занятия Москвы и повернуть назад. Впрочем, выяснилось, что в переговорах принимал участие еще и Николай Патрушев, бывший директор ФСБ и секретарь Совета Безопасности России.

Но зачем же Патрушеву в этих переговорах понадобилось посредничество белорусского диктатора Лукашенко, находящегося в Минске? Патрушев ведь мог беседовать с Пригожиным без посредников?

А вот теперь моя гипотеза, которая либо будет подтверждена в скором времени, либо будет временем опровергнута: Лукашенко был посредником не в переговорах Пригожина и бывшего директора ФСБ Патрушева, а в переговорах Патрушева, представлявшего ФСБ, и Путина. Пригожин участвовал в этих переговорах как инструмент для оказания давления на президента России: если Путин не согласится на условия Патрушева (то есть ФСБ), Пригожин займет Москву и Путин потеряет власть. Проверить эту гипотезу можно только одним способом: посмотреть, что произойдет в ближайшие дни и какие изменения произойдут на политическом небосклоне России. Потому что принять объяснения Пригожина, уже сбившего семь вертолетов и один самолет, что он отказался от штурма Москвы во избежание пролития “русской крови”, поверить абсолютно невозможно.

Юрий Фельштинский

От KaligulBorhes

"How long, ignoramuses, will you love ignorance? How long will fools hate knowledge?"