ХарьковХарьков

Российское наступление на севере Харьковской области, представленное кремлевской пропагандой и некоторыми западными СМИ чуть ли не как поворотный момент во всей войне, застопорилось, не достигнув ни одной из заявленных целей.

Эксперты сходятся в том, что о взятии Харькова в ближайшей перспективе речи не идет, и даже российские «военкоры» предупреждают, что ВСУ вполне под силу отбросить российскую армию обратно к границе. Для полноценного наступления на Харьков нужны совсем другие масштабы сил, и в обозримом будущем у России их не будет.

2022: первая попытка

Харьков и область стали ареной самых первых боев полномасштабной российско-украинской войны. Перейдя границу в ночь на 24 февраля 2022 года, колонны ВС РФ за считанные часы прошли десятки километров, оказавшись на харьковской окружной дороге, однако встретили там отпор защитников города — к этим событиям относятся одни из первых зафиксированных потерь танков. Впоследствии российские попытки окружить Харьков и даже прорваться в город не увенчались успехом.

Отчасти это объяснялось неорганизованностью российских военных — например, пока силы группировки «Запад» еще обстреливали город, в том числе реактивными снарядами для РСЗО «Смерч» с кассетной боевой частью, а авиация сбрасывала на жилые кварталы неуправляемые авиабомбы, на подходах к Харькову ВСУ уничтожили крупную колонну Росгвардии, которой отводилась роль оккупационных сил на уже захваченных территориях.

На востоке Харьковской области российским силам в 2022 году сопутствовал куда больший успех: заняв Волчанск, они продвинулись на юг в направлении Изюма и взяли город после упорных боев, создав угрозу с севера для Славянска и Донецкой области в целом. Украинская реакция на эти события не заставила себя ждать — продвижение на север от Харькова к государственной границе стало первым масштабным контрнаступлением ВСУ.

Тогда полностью вытеснить противника из региона не удалось: в результате российских контрударов фронт снова приблизился к Харькову, угрожая вернуть город в зону поражения ствольной артиллерии. Ситуация изменилась только после масштабного украинского контрнаступления осенью 2022 года. Тогда российские войска оставили большую часть региона даже вне зоны украинской операции — в частности, Волчанск и другие приграничные населенные пункты.

Отход из Харьковской области, вероятно, имел стратегический смысл: украинцы не стали преследовать войска, истощенные многомесячными боями, по ту сторону границы. Однако постоянные обстрелы Белгорода и других населенных пунктов области и периодические рейды подразделений ВСУ, позиционирующих себя как российскую вооруженную оппозицию (РДК и ЛСР), как нельзя лучше опровергали утверждения российских властей о том, что «СВО идет по плану».

Наступление ВС РФ по направлению на Купянск, развернувшееся в 2023 году, не смогло переломить ситуацию. Тем временем обе стороны строили оборонительные линии — каждая со своей стороны границы. Равновесие было нарушено действиями российского руководства в 2024 году.

Подготовка к новому наступлению на Харьков

С февраля по май 2024 года командование российская армия планомерно наращивала группировку прикрытия границы. По данным украинского военного обозревателя Константина Машовца, спустя несколько месяцев общий состав группировки превысил 40 тысяч военнослужащих (из них 30 тысяч — на харьковском направлении) и 1,5 тысячи единиц техники. Приграничная группировка войск получила название «Север», тем самым символически сравнявшись с группировками «Запад», «Юг», «Центр», «Восток» и «Днепр», действовавшими на территории Украины. Командовать ГВ «Север» стал небезызвестный генерал-полковник Александр Лапин, за плечами которого были неудачная операция в Черниговской области, потеря десятков единиц техники при попытке переправиться через реку Северский Донец и сдача Лимана в ходе украинского контрнаступления осенью 2022 года.

Параллельно с этим Россия усилила удары по самому Харькову и области. В рамках новой кампании против украинской энергетики в регионе были разрушены объекты теплогенерации. По самому городу все чаще наносились удары дронами, ракетами и авиабомбами с УМПК. Как подсчитало издание «Вёрстка», за первые месяцы 2024 года Харьков обстреливали чаще, чем за весь 2023 год. От ударов регулярно гибнут местные жители, уничтожены РСЗО «Ураган». Одновременно Владимир Путин публично заявил об идее создания «санитарной зоны» на приграничной территории Украины, которая должна была предотвратить обстрелы российских регионов.

Все это породило слухи о готовящейся российской попытке захвата Харькова, требовавшей, как соглашались эксперты, либо многомесячного набора контрактников, либо новой волны мобилизации. Эти слухи подтверждала и украинская разведка: представитель ГУР Вадим Скибицкий говорил о планах российского наступления в интервью The Economist, опубликованном за неделю до его начала. В то же время некоторые пропагандистские ресурсы и даже западные медиа готовились чуть ли не к решающей битве войны.

Не очень-то и хотелось

Комментируя начало российского наступления, эксперты в целом соглашались, что оно преследовало куда менее амбициозные цели, чем первый бросок на Харьков в феврале 2022 года. Говорилось о создании пресловутой «санитарной зоны» и оттягивании резервов ВСУ с других направлений, в частности из Донецкой области.

Косвенно такие намерения подтвердил и сам Владимир Путин, заявив, что о взятии Харькова «на сегодняшний день» речи не идет. Впрочем, в The Economist, ознакомившись с документами о планах операции, считают, что высказывание Путина отражает скорее не российские намерения, а сложившуюся оперативную ситуацию.

По сообщениям, ВС РФ в течение считанных дней планировали продвинуться на десятки километров на двух основных направлениях. С одной стороны — через село Липцы на поселок Борщевая, чтобы продвинуться к Харькову на расстояние действия полевой артиллерии. С другой — через Волчанск на Печенеги, чтобы взять Харьков в полукольцо и создать угрозу для тылов купянской группировки войск ВСУ, занимавшей позиции к востоку.

Косвенно в пользу подобных темпов операции говорит видео допроса российского военнопленного, на котором он утверждает, что его бригаде была поставлена задача взять Волчанск за два дня.

Украинский военный аналитик Константин Машовец также уверен, что российские планы были весьма масштабными, но под них не выделили нужные силы и средства. По его мнению, конечная цель операции — захват «всей территории Харьковской области восточнее каскада водохранилищ Северского Донца». Возможно, российские планы этим не ограничивались: Скибицкий, а вслед за ним и начальник ГУР Кирилл Буданов упоминали аналогичную операцию в Сумской области. На момент написания материала она, впрочем, так и не началась.

Как развивается наступление

Общепринятой датой начала российского наступления считается 10 мая, хотя, по некоторым данным, ВС РФ готовились к нему с 7 мая: делали проходы в приграничных минных полях, а в «серой зоне» непосредственно у границы собирались войска. Масштабное наступление началось 10 мая — и поначалу очень успешно, по крайней мере по меркам других участков фронта.

В первые дни россияне заняли сразу несколько приграничных сел, вышли к Волчанску, вошли в городскую черту и завязали уличные бои. Успехам ВС РФ способствовали сразу несколько факторов.

Прежде всего, укрепления к северу от Харькова не были построены должным образом. Если отсутствие ИФС в «серой зоне», непосредственно примыкающей к границе, еще можно объяснить опасностью строительства в близости от российских позиций, то уже дальше «зубы дракона», просто сваленные у дороги в тылах, дают представление об уровне фортификаций, построенных силами местной ОВА.

Подготовка и стойкость украинских войск на направлении также оставляли желать лучшего. По версии украинского Госбюро расследований, командование 125-й бригады Территориальной обороны не сумело организовать оборону, а отдельные отряды вообще оставили позиции, так что останавливать россиян пришлось силам второго эшелона. Ситуацию усугубило внезапно массовое отключение терминалов спутниковой связи Starlink — возможно, в результате воздействия российских средств РЭБ.

Еще один немаловажный фактор, который способствовал успехам российских сил на направлении, — политические ограничения, запрещающие ВСУ использовать западные вооружения по территории России.

Цель запрета — не допустить эскалации конфликта, однако он же дал россиянам тактическое преимущество: тылы российской группировки «Север», позиции артиллерии и операторов БПЛА расположены на российской стороне границы, что фактически ограничивает возможности украинцев в контрбатарейной борьбе беспилотниками, которые чаще всего не отличаются дальнобойностью. В результате российские средства поражения, в частности барражирующие боеприпасы «Ланцет», практически безнаказанно охотятся на украинскую артиллерию.

Украинское военно-политическое руководство отнеслось к операции в Харьковской области крайне серьезно: Владимир Зеленский перенес международные визиты, а в оперативно-тактической группировке войск «Харьков» сменился командующий — им стал замначальника Генштаба Михаил Драпатый, пришедший на эту должность в рамках обновления руководства ВСУ после замены Залужного на Сырского на посту главкома.

По словам украинского военного корреспондента Юрия Бутусова, Драпатый сумел эффективно использовать выделенные ему резервы, остановив российское наступление на максимальном удалении от границы в 10 км. Судя по всему, стабилизации фронта также способствовал недостаток техники в составе ГВ «Север». Об этом свидетельствует соотношение ее потерь, а также хаотичность действий российских пехотных групп.

Столкнувшись с упорным сопротивлением, российское командование, видимо, как и в случае с Авдеевкой, решило сделать ставку на собственное преимущество в средствах огневого поражения. На направлении активно применяются управляемые авиабомбы, как по полевым позициям ВСУ, так и по городской застройке Волчанска.

Кроме того, российских военных в Волчанске обвиняют в мародерстве, незаконном удержании и убийстве мирных жителей и волонтеров. Население города и других приграничных населенных пунктов эвакуируют в Харьков, однако и там российские боеприпасы продолжают находить жертв, в том числе среди гражданского населения.

Только во второй половине мая были нанесены удары по базе отдыха, типографии, где сгорели 50 тысяч книг, и строительному гипермаркету, где счет убитых и раненых идет на десятки. Это лишь самые громкие атаки на Харьков — местные власти сообщают о пострадавших мирных жителях в результате «прилетов» почти каждый день. При этом применяются в том числе современные авиабоеприпасы вроде УМПБ Д-30СН, которые запускаются с самолетов, взлетающих с аэродромов в пределах досягаемости ракет западного производства. В связи с этим киевляне даже пикетировали американское посольство с призывом снять уже упомянутый запрет на применение боеприпасов по российской территории.

В любом случае очевидно, что, хотя ситуация на харьковском направлении относительно стабилизировалась, российское командование не прекратит попыток дальнейшего продвижения. Правда, как считает Константин Машовец, для этого придется привлекать резервы с других направлений, перенося фокус летней кампании на Харьковскую область.

А вот «военкор» Семен Пегов, напротив, полагает, что ВСУ удалось создать на направлении достаточное превосходство, чтобы организовать контрудар и завладеть инициативой, отбросив противника к границе. Так или иначе, харьковская история вряд ли в ближайшее время закончится входом в город российских войск — тем более что, как показывает исторический опыт, операции такого масштаба чаще всего требуют всестороннего обеспечения и безоговорочного преимущества над противником.

Как взять город-миллионник

Очевидно, что численности российской группировки и насыщенности ее бронетехникой действительно недостаточно для взятия Харькова. Для того чтобы оценить, какие именно силы и средства ВС РФ пришлось бы привлечь для такой операции, стоит взглянуть на опыт штурма крупных городов, начиная со Второй мировой войны.

Сам Харьков в ходе Второй мировой четырежды переходил из рук в руки. В первый раз немцам удалось взять первую столицу УССР, чье население уже тогда приближалось к миллионному, силами всего двух дивизий (от 10 тысяч до 30 тысяч человек). Однако противостоявшие немцам силы Юго-Западного фронта были истощены после поражения под Киевом, где РККА потеряла 500 тысяч только пленными. Тем не менее взятие Харькова обеспечивалось мощными фланговыми ударами на Белгород с одной стороны и Лозовую и Изюм — с другой.

Первая попытка советских войск освободить Харьков весной 1942 года обернулась катастрофой как раз из-за невнимания к флангам. Танковым клиньям немцев удалось срезать Барвенковский выступ, откуда шло наступление на город. Это привело к огромным потерям убитыми, ранеными и пленными. Второе советское наступление на Харьков, которое удалось осуществить на фоне поражения немцев под Сталинградом, закончилось немногим лучше — сам город удалось освободить, но ненадолго. Излишне растянувшиеся советские бронетанковые части были разгромлены южнее Харькова, а вскоре сам город вновь оказался в оккупации.

Окончательно Харьков перешел под контроль Красной Армии только в ходе операции «Румянцев» после поражения немцев на Курской дуге — для нее было собрано более миллиона человек, 2418 танков и 13 633 орудия и РСЗО, что обеспечило многократное превосходство над обороняющимися силами.

Еще один крупный город, судьба которого в середине ХХ века напоминала Харьков, — это Сеул, который во время Корейской войны также четырежды переходил из рук в руки. При этом каждый раз нападающая сторона (в разное время это были Корейская Народная Армия, силы ООН и китайские «добровольцы») имела подавляющее превосходство в танках, артиллерии, авиации, живой силе или боевом опыте.

Масштабы задействованных сил также были выше, чем в ходе нынешних боев в Харьковской области: для второго взятия Сеула китайской и корейской стороне потребовалось собрать группировку в 170 тысяч бойцов. Успеху способствовали также неожиданные оперативные приемы — например, знаменитая высадка в Инчхоне под командованием генерала Макартура, позволившая развалить северокорейскую оборону.

В ХХI веке также имеются примеры успешного штурма крупных городов — взятие Багдада в ходе американского вторжения в Ирак в 2003 году заняло меньше недели. Однако такой успех был достигнут благодаря подавляющему технологическому и огневому превосходству США, стремительному продвижению американских войск и прекрасно налаженной логистике, полному господству в воздухе, а также «обезглавливающим» ударам, развалившим управление иракской армией и приведшим к крушению ее боевого духа.

Для сравнения, освобождение Мосула от боевиков «Исламского Государства», где куда менее подготовленные иракские и курдские силы противостояли куда более мотивированным боевикам, заняло многие месяцы и потребовало куда больших людских ресурсов.

Судя по последним месяцам боев российско-украинской войны, ВС РФ не имеют достаточного превосходства над ВСУ ни в каких сферах, исторически позволявших успешно осуществлять операции по взятию крупных городов, и не могут проводить необходимые для этого масштабные маневры. Проблему представляет российское преимущество в артиллерии и живой силе, однако и эти факторы должны смягчиться благодаря возобновлению военных поставок из США и новому украинскому закону о мобилизации.

Опыт продолжительных и кровопролитных боев за такие сравнительно небольшие города, как Авдеевка, Бахмут и Часов Яр, говорит о том, что, даже если российскому командованию удастся собрать группировку, достаточную для захвата Харькова, такая операция будет длиться очень долго и сопровождаться огромными потерями, в том числе среди мирного населения.

От KaligulBorhes

"How long, ignoramuses, will you love ignorance? How long will fools hate knowledge?"

Добавить комментарий