• Чт. Май 19th, 2022

Промежуточная победа над бредом

бред

T.me В разгар «патриотической» истерики по поводу возможной или невозможной войны с Украиной неожиданно случился культурный конфуз. Общество выплюнуло предложенный ему проект президентского указа о традиционных культурных ценностях, который изготовило вроде бы министерство культуры РФ. 

Почему вроде бы? Да потому, что задание по указу свалилось на Минкульт откуда-то сверху, из тех, видимо, кругов, которые заведуют национальной безопасностью в исторический момент демонстративного разрыва с Западом. Как всякое несамостоятельное школьное сочинение, проект страдает чудовищной беспомощностью и эклектическим коллапсом. Впереди идут конституционные нормы свободы и достоинства личности, неподалеку залег взятый на прокат от презренной Европы гуманизм, а все остальное — клятва в верности. Но кому? 

Традиционные ценности основаны на вере в бога. Это аксиома. Но про бога в проекте ни гу-гу. Богов у нас в отечестве не так уж мало, а раз немало богов, то немало и традиционных культур, и культура поморов отличается от культуры Чечни. Следовательно, сама идея собрать всех под единый зонтик традиции нелепа. Все это так, но не так.  Проекту не нужен бог, а уж тем более не нужны разные боги, потому что в проекте все написано во имя веры в единого кремлевского бога и его апостолов по безопасности. 

То, что проект оказался бредовым, радует. От бреда легче отказаться. В сущности была предпринята попытка создать новый Домострой культурного типа с вкраплениями «Морального кодекса строителя коммунизма». Домострой как свод морально-бытовых законов 16-го века уже в свое время был ярмом на шее российского населения, о чем писал Бердяев, и либеральная общественность была согласна с ним. Но переносить идеи Домостроя в наше время — это цирк. Однако такой цирк может быть роковым для России. 

Ясно, что документ Минкульта — отписка. Может быть, даже демонстративная. Но внутри этой отписки, несмотря на ее бредовость, лежит властное требование создания рамочной цензуры по принципу свой/чужой с последующим поощрением своего (много денег, дели бабло!) и разоблачением, вплоть до репрессий, чужого. Это — зловещая перспектива, и те из наших либеральных весельчаков, которые в документе видят только пошлость, ошибаются. Рамочная цензура найдет себе более приемлемую форму самовыражения — не зря проект отложен, но не закрыт. 

Однако то, что он отложен, это уже победа общественности. И для нашего удушливого времени вполне значительная. Причем участие общественности на сей раз было по объемам внушительнее обычного (когда под протестными материалами подписываются примерно одни и те же смелые люди). Сейчас нашлись даже депутаты ГД со своим особым мнением по поводу, так сказать, сырости документа.

Разрыв с Западом, который предлагает документ, коснется по идее всех, кроме высоких элит. Я помню, как в антизападном зрелом Советском Союзе друзья моего отца, советского посла, журналисты «Правды» и прочие идеологи кайфовали от поездок на Запад, журнала Playboy и прекрасных сортов виски.  Запрет на новейшую западную культуру породит среди общественности только бурную волну интереса к ней по принципу запретного плода. 

Но кто же все-таки те люди, которые осмелились пойди против проекта? Все начал Калягин, возмутившийся, так сказать, антитеатральностью документа. И он был совершенно прав. Проповедуя традиционные ценности, деятели Минкульта и родственных им подразделений, наши архаисты, подставляют свои деликатные тела под традиционные русские наказания, включая порку. Калягина поддержало несколько руководителей театров, включая Большой театр, а это — серьезная артиллерия. Вслед за театральными деятелями выступили деятели кино: Федор Бондарчук и другие, отнюдь не диссиденты. 

Промолчали пока академики и уже давно молчащие по любому поводу писатели. А ведь когда-то, в советские времена, писатели были, что называется, двигателями прогресса. Нынче они настолько разобщены, что их как команды уже практически не существует. Новое поколение писателей, среди которых есть и талантливые люди, предпочитают отмалчиваться. 

Итак, ведомственный бред приостановлен. Но это промежуточная победа. Культ вождя и разделение на своих и чужих нужны национальной безопасности. Без этого — никак. В марте президент обсудит проблемы культуры со своим советом по культуре. Но надо иметь в виду, что цементирование традиционных ценностей — это преграда на пути транзита, который произойдет по определенным законам природы. Не вылезая из бункера консерватизма, власть может сделать транзит болезненной, если не кровавой, операцией. Так что культура в России, как известно, больше, чем культура: она имеет измерение будущего.

Виктор Ерофеев

Добавить комментарий