СлабостиСлабости Путина

T.me Российские войска ушли с правого берега Днепра, взорвав, по данным “военкоров”, многострадальный Антоновский мост. Сколько людей погибло в ночь с 10 на 11 ноября при этой переправе пока неясно, как и количество брошенных вооружений и солдат. Официально в Москве заявляют, что вывезли все, до последнего автомата. Но в эти заявления перестают верить даже лояльные Путину россияне.

В Кремле говорят, что не видят ничего унизительного в оставлении Херсона, куда, как еще недавно утверждалось, “Россия пришла навсегда”. Несмотря на потерю областного центра (кстати, единственного, который оккупационной армии удалось захватить за почти 9 месяцев войны в Украине) путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков бодро рапортует, что Херсонская область в соответствии с бутафорскими референдумами, проведение которых имитировали на оккупированных территориях, якобы остается территорией России.

Что касается штатных кремлевских пропагандистов, то им раздали новые методички. В один голос они теперь вспоминают сдачу Кутузовым Москвы после Бородинского сражения и последовавшую тем не менее победу Российской империи над Бонапартом. План по сдаче украинцам нынешней столицы России, конечно, звучит оптимистично для сторонников скорейшего завершения этой войны. Но если говорить более серьезно, то аналогия с “французскими оккупантами” относится, скорее, к российской армии.

Она уже успела побывать в пригородах Киева, потеряться на бескрайних просторах Украины и оставить Херсон, как Наполеон оставлял Москву. Свою “переправу через Березину”, где наполеоновская армия едва не была полностью уничтожена, россияне тоже уже пережили – в виде последнего ночного бегства за Днепр. Последовательность аналогий нарушает разве что зима, которая к раздетым, разутым и уже сейчас нерегулярно питающимся оккупантам еще только приближается.

Так что кремлевская пропаганда в своем паническом поиске оправданий отступлению из Херсона выбрала явно ошибочную аналогию. Она только подчеркивает характер происходящего. Впрочем, нервозность понятна – количество недовольных происходящим в самой России начинает быстро расти. Чем больше Дмитрий Медведев кричит о недопустимости паникерства, тем всем понятнее, что момент для паники уже настал.

Во внутренней российской политике военные поражения отзываются все громче. По данным опроса, который ВЦИОМ проводил еще до сдачи Херсона, видно, что даже по данным официальной российской социологии, которой не стоит особенно доверять, но на которую иногда все же можно ориентироваться, Сергею Шойгу доверяют уже почти на 4% меньше россиян, чем в начале войны. Он стал “крайним” за все поражения и явно теряет шансы считаться потенциальным преемником Путина.

Но понятно, что на одном Шойгу свет клином не сошелся. Сторонники войны с Украиной до победного конца после Херсона явно потеряют значительную часть доверия и к другим российским лидерами, включая Путина. Или, как минимум, перейдут в лагерь тех, кто делает вид, что происходящее вообще их не касается. Так что база поддержки военной агрессии заметно уменьшится.   

О том, что снижается и доверие к официальным версиям происходящего, не говорит сейчас в России только ленивый. Параллельно начинаются настоящие протесты жен и матерей мобилизованных, которых бросают без подготовки, командования и почти без оружия затыкать разваливающийся украинский фронт. Страна всего в шаге от появления новых “комитетов солдатских матерей”.

Пока протесты чаще бывают в приграничных российских регионах, но их география, безусловно, будет расширяться. По той простой причине, что сейчас, например, появятся данные по количеству погибших и брошенных солдат при эвакуации российской армии на левый берег Днепра. И это ведь явно не конец. Многие подразделения российской армии, если верить военным экспертам, не останавливаясь, отходят сразу в Крым, на въезде в который строят новые оборонительные линии и копают окопы.

После многочисленных сигналов о готовности к переговорам без предварительных условий, отказа Путина не только ехать, но и выступать по видеосвязи на саммите G20 в Индонезии, новых ударов по украинской энергетической инфраструктуре и оставления Херсона, целостной картины “плана Кремля” как-то не вырисовывается. Скорее всего, его и нет.

Поэтому сейчас можно ждать от “Путина и Со” любых нервных жестов. От новых терактов против Украины до внезапных попыток стабилизировать внутриполитическую ситуацию в России или отставок в руководстве страны, вызванных желанием спасти путинский рейтинг, назначив других виноватых, вроде того же Шойгу. Но уже сама такая непоследовательность – явный признак слабости российской центральной власти. Слабости, которая дальше будет только нарастать. 

Иван Преображенский

От KaligulBorhes

"How long, ignoramuses, will you love ignorance? How long will fools hate knowledge?"