• Пн. Авг 15th, 2022

Сослагательная футурология.

Автор:KaligulBorhes

Июн 28, 2022
футурология

Виталий Гинзбург: Никаких институциональных сдержек для предотвращения войны в современной России нет.

T.me Сегодня наряду с практическими действиями по противодействию российской агрессии ведётся вялотекущая дискуссия о том, можно ли было предотвратить эту войну.

Весьма показательна в этом плане позиция экс-канцлера Германии Ангелы Меркель, которая заявили, что не будет извиняться за политику умиротворения в отношении России.

Несколько цитат из интервью экс-канцлера:

«Если дипломатические усилия терпят неудачу, это не значит, что они являются ошибкой»

«Я не вижу необходимости говорить, что это [политика Германии по отношению к Москве, отказ принять Украину в НАТО] было неправильно, и я не буду за это извиняться»

«Я не виню себя. Невозможно было создать архитектуру безопасности, которая могла бы предотвратить это [войну]»

И в то же время после этого:

«Можно ли было сделать больше для предотвращения такой трагедии? Я продолжаю задавать себе эти вопросы».

Попробую тоже порассуждать на эту тему.

*.*.*

Часть первая. Россия, которая одурела.

Можно ли было предотвратить войну со стороны России?

Ответ.

Агрессию со стороны России в отношении территории бывшего СССР предотвратить было практически невозможно.

Такая возможность чисто теоретически сохранялась в период с августа 1991 г. до 12 декабря 1993 г.

Окно возможностей открылось сразу же после путча.

Но тогда для этого потребовалось бы:

1. Немедленно распустить и переизбрать все советы от Съезда народных депутатов России до поселкового совета.

Ведь после запрета деятельности КПСС на территории РСФСР эти советы с огромным числом партийных функционеров уже никого не представляли.

2. Провести декоммунизацию и соответственно люстрацию в России.

3. Распустить КГБ и создать новую спецслужбу на основе декоммунизации и люстраций с двумя исключительными задачами: КОНТРРАЗВЕДКА и БОРЬБА С ТЕРРОРИЗМОМ.

4. Провести суд над КПСС и КГБ.

Провозгласив и начав реализовывать эту программу, можно было бы обратиться к Западу и сформировать План Маршалла.

Это было бы логичным и понятным.

Запад вполне мог бы на это пойти, сопровождая план не только декоммунизацией, но и денуклеаризацией России.

Если бы это было сделано, то возможно наступила бы экономическая стабилизация, которая поддержала бы и реформы и наиболее пострадавшие слои населения.

Я не берусь оценивать суммы, но абсолютно согласен с оценками В.Иноземцева в его статье «Купите Россию».

Вся российская экономика на тот момент стоила не более 50 млрд. долларов, т.е. в пределах 10% военного бюджета США.

В этом случае правительство Е.Гайдара смогло бы с большой долей вероятности получить легитимизацию через законодательную власть со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Только в таком случае в стране смогли бы сформироваться нормальные институты и только в таком случае народ смог бы обрести правосубъектность.

Однако этого не произошло.

А в отсутствие политической реформы, коммунистический Съезд и Верховный Совет, сбросив идеологические шоры втянулись в борьбу за контроль над ЧЕТВЁРТОЙ СТАДИЕЙ ГРАБЕЖА. Грабежа российских природных ресурсов.

Реформы правительства Гайдара уже в марте 1992 года дали сбой.

Рубль, подорожав до 112 руб. за доллар под натиском красных директоров откатился от финансовой стабилизации к инфляции.

Дальше суть реформ свелась к борьбе двух сил.

Олигархи, сумевшие заработать деньги на рынке и приобретшие таким образом хоть какой-то опыт рыночной экономики, принялись отвоевывать ресурсы у красных директоров.

В конце концов, из команды красных директоров значимыми фигурами остались лишь единицы.

В.Аликперов, В.Махлай и В.Щербаков.

Итог этого сражения довольно-таки печальный – cырьевая структура экономики и инфляция.

Россия сразу же вмешалась в конфликт в Молдове и разожгла его вместо того, чтобы передать его урегулирование Европе и США.

Да и бравый генерал А.Лебедь с его знаменитым высказыванием:

«Завтракаю в Тирасполе, обедать буду в Кишиневе, а ужинать в Бухаресте» не только диссонировало с демократическим образом России, но и

а) разогревало имперские страсти;

б) транжирило и без того скудные ресурсы развития страны.

Тоже самое происходило на Северном Кавказе, в Грузии и Таджикистане.

Тоже происходило с дележом Черноморского флота и урегулированием отношений с соседями по бывшему СССР.

Это окно возможностей закрылось в конце 1993 г.

Неутешительный итог подвёл Ю.Карякин: «Россия одумайся! Ты одурела».

После 1993 г. ситуация только ухудшалась.

Я даже не вспоминаю про то, что в Чечне, по мнению Чубайса, «возрождалась Российская армия».

После 1993 г. демократические силы стабильно утрачивали свои позиции. Отчасти в борьбе за собственность, а в большей степени под воздействием Русской Матрицы.

В России сформировались две основные силы.

1. Партия чиновников во главе с Ю.Лужковым, который не скрывал своих имперских взглядов и материализовывал их через поддержку русскоязычных в Крыму и странах Балтии. Это он (Лужков) на бюджетные средства Москвы строил «Русские дома» в Риге и других местах. Партия чиновников включала в себя, кроме Лужкова и Примакова, известных своими противоречиями с правительством реформаторов, ещё две силы – криминал и региональные элиты. С этой точки зрения, влияние таких людей, как М.Шаймиев и М. Рахимов могли в какой-то степени демпфировать Русскую Матрицу, в силу своих интересов.

2. Партия, созданная при участии Б.Березовского, которая сделала ставку на В.Путина. Однако вместе с Путиным к власти пришла и его чекистская команда и его питерский криминал.

Обе силы были предельно коррумпированы. Различие между ними состояло в одном, но существенном нюансе.

Кредо партии чиновников выразил на одном из совещаний в Газпроме Рэм Вяхирев:

НЕ ВОРУЙ ВО ВРЕД ГАЗПРОМУ! ВОРУЙ С ПОЛЬЗОЙ ДЛЯ ГАЗПРОМА!

У партии чекистов и бандитов в отношении коррупции было другое кредо: ВСЕГДА!!

«Геополитическая катастрофа», сузившая для них масштабы грабежа стала надёжным основанием для формирования ресентимента по отношению и к Западу и к частям бывшей империи.

Ни те, ни другие не смогли обеспечить опережающее развитие страны и привлекательную модель жизни. Сдерживали это лишь межэлитные отношения между бывшей метрополией и бывшими колониями и три СКРЕПЫ.

Политическая система для поддержания имперских амбиций – это СНГ, ОДКБ. Экономическая – это ЕАЭС и Таможенный союз.

Относительно культурной составляющей лучше всего высказался академик М.Пиотровский: «Все мы милитаристы и имперцы, бойцы культурных спецопераций». Одно его определение «Патриотизм по-русски – это чувство собственного исторического достоинства» – лишь подтверждает мысль Б.Шоу о том, что «Патриотизм- крайняя форма идиотизма».

Были ещё ингибиторы и катализаторы этой войны.

До некоторой степени ее притормозила ценовая конъюнктура, передел собственности (дело ЮКОСа) и т.д.

Катализатором войны стал Майдан, о котором речь пойдёт в следующей части, нараставшие экономические трудности и желание посредством шантажа добиться хоть каких-то уступок от Запада. Ведь и санкции и неизбежные проигрыши в судах по Крыму, дела ЮКОСа и Боинга – в совокупности почти на 100 млрд. долларов – ставили чекистов перед выбором: или отступить, что в их бандитской системе координат было невозможно, или наращивать давление до войны.

Следовательно, можно сделать следующие выводы:

1. Политическая система России, сформировавшаяся в виде структурированной системы коррупции в силу внутренней логики своего развития, опиралась на Русскую Матрицу. С этой точки зрения война была предопределена.

2. Масштаб и характер конфликта, предопределённого объективно, ограничивался лишь личными качествами и окружением российского диктатора.

3. Никаких институциональных сдержек для предотвращения войны в современной России нет.

4. Любые разговоры на тему, что не хватило каких-то нескольких лет для того, чтобы Россия окончательно утвердилась в качестве нормальной страны, ни на чем не основаны.

5. Никакой дихотомии Добра и Зла в путинской России не существует.

Существует АБСОЛЮТНОЕ ЗЛО в виде путинской власти и ОТНОСИТЕЛЬНОЕ ЗЛО в виде РУССКОЙ МАТРИЦЫ.

Полагаю, что это ЗЛО едва ли смогло стать надёжным элементом всеобъемлющей системы безопасности.

Виталий Гинзбург

Добавить комментарий