• Сб. Май 21st, 2022

Указ о конфискации. Теперь террор переходит от задавленного общества к чиновному сословию

Указ о конфискации

T.me Вчера Путин подписал «антикоррупционный» указ, по которому можно конфисковывать деньги со счетов чиновников и членов их семей, если суммы поступлений кратно превышают официальные доходы семьи. Почему «антикоррупционный» в кавычках — да потому что государство, смысл существования которого красть, красть и еще раз красть отовсюду, не может бороться само с собой.

В современной России любые решения принимаются исключительно в текущем контексте. Горизонт планирования в неделю максимум не предполагает никаких сложных решений. Рефлекторное управление — замечаем лишь те проблемы, в которые с размаху впечатываемся на ходу. На них и реагируем.

Нужно понимать, что фашизм, который сейчас установлен в стране, безусловно, задавил общество. В России бывало всякое, но вот такого террора — никогда. Мобилизационные рывки и сопутствующий им террор — да. Но они всегда были обоснованы идеей, как правило — модернизационной. Нужно потерпеть во имя чего-то лучшего. Нынешний террор безыдейный, так как у правящей касты нет за душой вообще ничего, кроме банальной и предельно тупой алчности. Диктатура гангстеров — явление не уникальное, но для нашей цивилизации такое впервые. Все-таки не Латинская Америка и не Африка.

Соответственно, ни у общества, ни у правящей знати нет поведенческих стереотипов под такой тип диктатуры. Отсюда и рефлекторность управления — нет схем, с помощью которых правящая каста может управлять. Террор имеет бесструктурный, несистемный и абсолютно хаотический характер, а потому — чудовищно затратен и пожирает сам себя. Если же добавить к этому классический кризис периферийного капитализма, быстро перерастающего в банальный фашизм — а нынешняя «не-война» на Украине — это как раз попытка решить внутреннюю катастрофу за счет создания катастрофы внешней, то налицо полный комплект неразрешимых противоречий, которые ведут систему к краху. Естественное желание правящей касты — оттянуть крах и свой неминуемый уход со сцены.

Поэтому теперь террор переходит от задавленного общества к чиновному сословию. Все ранее действовавшие договоры (безнаказанность в обмен на лояльность) перестают действовать. «Не-война» привела к тому, что чиновники, обустраивавшие свое будущее на Западе (а где его еще обустраивать, когда номенклатура уничтожает страну, проедая ее до базальтового слоя?) вдруг и внезапно оказываются у разбитого корыта. Все, что нажито, идет прахом. Еще полгода-год такой «демилитаризации» — и придется лечить  нажитый геморрой в районной поликлинике, которую ты же сам и оптимизировал. Соответственно, лояльность резко падает, начинается брожение.

Собственно, потому и указ о конфискации — это угроза террора уже против обслуживающего режим сословия. Это ведь не только гражданские чиновники, это и силовики, которые точно так же пилят бюджеты. Здесь разницы нет никакой — под топор попадают все.

Но деваться уже некуда. Благополучие режима держится на этой касте. И если лояльность идет прахом, то режим пытается взять касту чиновников страхом. Другого инструмента управления уже нет. Какое-то (короткое) время то будет работать. Но точно недолго.

Мюрид Эль

Добавить комментарий