гримаса историигримаса истории

Война посреди Европы разразилась отнюдь не случайно. А с неизбежной закономерностью – как высшая цель и кульминация русского фашизма – рашизма, По идее время ее должно было наступить еще в 41 или 42-м. Но тогда Гитлер опередил Сталина. И благодаря этой незадаче Совковия на долгие годы обрела миф о русских, которые больше всех не хотят войны.

Ан  нет! Оказалось – еще как хотят. И чем дольше воюют, тем более входят во вкус. При этом упиваются поразительной нелепости мистерией, когда воюя и убивая на чужой земле, искренне вопят о героизме и священном долге по защите Отечества.

Этот поразительный феномен попробуем осмыслить в настоящем тексте.

Этот коварный Запад

Жена моего покойного приятеля – обычная русская домохозяйка на три Д:  домашняя, деловитая, добрая. То есть, как социальный персонаж – типичная женщина с утюгом у телика,  воспринимающая политику одним глазом и в пол-уха. Так вот: на вопрос, чем же вас – простых российских обывателей – так возбудила война в Украине, ответила со встречным изумлением: Как это чем? Будто ты не знаешь, что не было иного выхода, как  ударить первыми. Ведь Запад готовился на нас напасть. Мы даже дату знали – когда. Восьмого марта…

Это было сказано с таким спокойным и весомым убеждением, когда сразу отпадает всякое желание возразить.

Вот и весь ответ на мучительную непонятку, чего это вдруг русские так возненавидели украинцев? Которых если и не сильно уважали, то все одно – как своих родичей. И прозвище «хоxол» никогда не дышало агрессией – скорей добродушной насмешкой. Оказывается, они были в сговоре с коварным и кровожадным Западным монстром, напрягшимся к прыжку на Святую Русь!

Изумляться если и приходится, то другому – неужели русский обыватель и впрямь уверовал в байку, которую бессилен был вбить в его головушку даже советский Пропоагандон за последние 30-40 лет своей неустанной работы?

Однако таки да. При Путине это удалось. И потребовалось совсем немного времени, если вести отсчет от его мюнхенской речи (2007).

Вот только не склонен относить этот эффект исключительно ему в заслугу.  Как и вообще разделять позицию, в которой «широким народным» вечно отводится роль жертвы, которую кто-то оболванивает, запугивает, подкупает… Ибо население принимает только ту лапшу, которая отвечает его желаниям и настроениям, пусть даже неосознанным и несформулированным. И в отношении которых любой вождь и деспот сорта даже Сталина – вторичен. Он потому и взбирается на высоты власти, что угадывает и слышит ноты  массового настроя. Самые существенные и принципиальные.

И прежде всего – ставшую исторической генетикой склонность к культу Государства-родителя, берущего на себя  решения по важнейшим вопросам личной жизни и распределения ресурсов.

Именно этим русская культура и менталитет кардинально отличаются от т.н. западной, в том числе – и украинской матрицы, в основе которой индивидуальная ответственность. Не даром в русском ухе слово «индивидуализм» обрело негативный акцент – как  синоним хапужничества, эгоизма, жадности, бессердечности….

Важнейшим производным этому различию является отношение к труду. В русской традиции оно хорошо выражено в знаменитой песне про дубинушку. Мол, по натуре русский работать ленив. Но если припрет – способен горы свернуть. На языке социологии это означает, что труд не входит в систему приоритетных ценностей. И воспринимается либо как докучливая необходимость, либо как игра, нагрузка, состязание, подвиг. Труд как основа карьеры и успеха, требующий упорства, систематичности, предприимчивости и ответственности, коим он является для западного человека, русскому зануден и скучен. 

Успех путинизма во многом тем и объясняется, что сменщик Ельцина уловил главное: народу капитализм  не пришелся по вкусу именно тем, что вошел в противоречие с национальным менталитетом. И обжегшись о необходимость вкалывать, рисковать и брать на себя ответственность за будущее, он вновь – в бесконечно который уже раз возжелал «Сильной Руки». А Запад возненавидел, адресовав ему все свои неудачи и недовольства. Вначале – за то, что «мало» или «плохо(неправильно)» помогал, потом – что вообще хотел «разорить» и «погубить», а в конце-концов – в приписывании ему готовящейся агрессии. Которую, якобы, и предугадал гениальный вождь.

Только при таком раскладе можно объяснить, откуда возник ядерный шар нынешней зловещей экспансии.        

Как  мальчик Вова превратился в монстра

По поводу путинского мракобесия каких только версий и концептов не придумано. Одни идут тропою психодиагностики – ищут его истоки в превратностях детства, травмировавших психику мальчика. Сведения на сей счет  бродили еще во время первой предвыборной компании будущего фюрера рашизма и стоили жизни одному из светил российской журналистики Артему Боровику. Однако по миру они разлетелись благодаря книгам польской журналистки Кристины Курчаб-Редлих, в частности, под названием «Вова. Володя, Владимир». Пройдясь по пути, уже проложенному ранее, она вывалила целый ворох сенсаций, перечеркивающих самую фундаментальную часть официальной биографии Путина.

Оказывается, что родился он не в Питере, а на Урале. И не в 1952, а в 1950-м.  И его мамой была не Мария Шеломова, а Вера Путина родом из Пермского края. Которая привезла Вову в Питер и пристроила у родствеников, когда он уже стал Володей – в десятилетнем возрасте. А до того они жили в затрапезном грузинском селе Мелихи. И воспитывал его отнюдь не питерский Владимир Спиридонович Путин, а грузин Григорий Осепашвили. Который пригрел маму Веру, подзалетевшую от случайного гусара. А потому не удивительно, что когда пошли и другие детки, отчим стал Вову поколачивать. Видимо, заодно с мамой. Отчего она в конце концов сбежала – вначале на Урал, а затем – в Питер, где и пристроила мальчика в семью родственников. Которых ВВП «держит» за своих родителей. Они то и выправили метрику, сократив вовин возраст на два года. Мотивировалось это, якобы, тем, чтобы зачислить в первый класс , так как Вова до этого учился в грузинской школе и плохо говорил по-русски. 

В книге приводится и немало других интересных штрихов и  эпизодов из юных похождений ВВП. Например, «воспитание» питерской подворотни, оставившее столь неизгладимый след в его языковых пристрастиях. И все эти перипетии  рассматриваются если не как оправдание, то как «объяснение» генезиса нашего героя в нынешнего монстра. С чем, судя по волне откликов, яростно не соглашаются многие. Бьют себя в грудь, ставя себя в пример, что, мол,  злое детство и прочие испытания только закаляют человека.

Иной ракурс мотивации – школа ЧК. О том, что путь Путина в Сталины – неизбежен, и лишь вопрос времени – с категоричной уверенностью и горячностью пророчили немало разных представителей либерального сообщества – пока оно имелось в наличии.

Логика такой позиции проста и логична. Она – из двух постулатов. Первый: ЧК(КГБ-ФСБ – как ни назови) по родословной сути своей – карательный Орден. То есть закрытая банда, претендующая на ранг высшего сословия. И это двери, через которые только входят. Свои для своих, повязанные обетом сословия.

Второй постулат: коли он вошел через эту дверь, значит он – особый зверь. Попросту говоря, в российской традиции человек, добровольно избравший карьеру чекиста, не может быть приличным человеком. Тем более – демократом. Ни по вглядам, ни по характеру. И на вершине власти неизбежно станет диктатором и агрессивным тираном.

Третий варант: Путин – заложник навязчивых фантазий, реализация которых обеспечила бы ему местечко в Истории. Как они выглядят – досканально не изучишь (тем более, что они изменчивы). Но в общих чертах судить можно на основании статей и речей, регулярно иллюстрированных действиями. Русский мир, суверенная демократия, православие – вот основные ингредиенты месива, отдаленно, но по сути сильно напоминающие уваровскую триаду (Самодержавие. Православие. Народность), над которыми корпит прохановско-дудинская братия. А с другой стороны изрядно потрудился В. Сурков. Как вся эта гремучая смесь растеклась по мозгам ВВП – можно лишь гадать. Существенно лишь то, что весь этот бред у Путина вылился в стремление возродить и создать из обломков Советской державы новую Российскую империю.

Какой она видится в  головушке Одержимого? Каковы и насколько строги ее контуры? Идет ли речь только о славянских территориях? Или о всем пространстве СССР? Или о … Об этом, похоже, он и сам не ведает. Ведь по натуре Путин – не стратег, а тактик. Что практически означает: беру, что подвернется. Что плохо лежит. Не даром параллельно с Белоруссией в векторе  объединительных потуг оказалась и Грузия.

Ну, а по поводу версий стоит заметить, что все три трактовки вполне подходят. И не противоречат, а дополняют и питают друг друга.

 Феномен Вовочки

Судить о способностях человеке во власти можно по двум шкалам. По тому, что он сумел сделать и после себя оставить. И по тому, как крепко и долго сумел властвовать, удерживать власть.

В зависимости от ракурса имеют смысл и суждения о его способностях. Уме, воле, характере, образованности …

Если эти ракурсы не фиксируются, возникают противоречия и путаница в оценках. В отношении Путина они различны до контрастов. Одни считают его заурядной, серой злобной мышью. Другие уверяют, что в общении с ним каждый покоряется его обаянию и силе убеждения.

В моем представлении, как государственный деятель ВВП – не просто бездарность и неумеха. Он – разрушитель России, сначала затормозивший, а теперь и разваливающий ее хозяйство, да и саму территорию. Причем, грубой ошибкой является и записывание ему в актив «сытых нулевых». Просто потому, что экономический подъем, начавшийся еще при Ельцине в  конце 90—х, совершался на дрожжах, абсолютно не зависящих от личного вклада преемника, паразитировавшего на инерции этого подъема. Это был двойной эффект от сочетания рыночных реформ и рывка цен на углероды. Путин просто оказался везунчиком (паразитом). И все, что от него потребовалось – это умерить жадность настолько, чтобы, деля свалившуюся лавину денег, отщипнуть кроху и широким народным.

И получить взамен такую благодарность и любовь, которая превратилась в фанатичное заблуждение, тупость.

А вот в чем раскрылся у него и ум, и воля, и опыт – так это в знании психологии российского обывателя. Или – т.н. глубинного народа.

Кстати, глубинный народ – во всяком случае в восприятии Путина – это отнюдь не нечто сугубо провинциальное, не глухие районы и окраины. Это вот та самая питерская дворня, в блатном прикиде и в тусовках которой социализировался мальчик Вова в период отрочества. И аромат которой он с удовольствием демонстрирует в своих жаргонных сентенциях типа «Нравится-не нравится, терпи, моя красавица». Он знает наверняка, что весь этот фольклор из хулиганистого детства с моралью, ценящей превыше всего личную преданность, при этом уважающей насилие, обман, разводка и т.п. навыки выживания и лидерства, по душе и понятиям массового соотечественника. И является хорошей основой для образа «своего парня», сумевшего, благодаря простым навыкам выживания, из грязи воспарить в князи. Более того, он понимает и то, что русская «глубинка» вполне принимает и даже – одобряет дистанцию, которую следует держать начальству с массами. И, напротив, презирает и отвергает тех из него, кто пытается раствориться в единении с ними.

Адекватно оценить полеты путинского лицемерия и тотальной лживости можно лишь поняв, что в восприятии того «глубинного» обывателя, на которого он ставит и опирается, они не являются пороками. Напротив, расцениваются как хитрость и крутизна.

Разводка

И надо отдать должное, украинская сторона в лице политического и военного командования вполне это осознает. И не позволять себя разводить.

Мало того – она публично озвучивает подноготную очередной разводки. Вроде танцев на счет прекращения огня и переговоров. Да так точно и убедительно, что один из потребителей, на которого они рассчитаны – коллективный Запад – с пониманием относится к позиции Киева. И на политическом уровне ее разделяет.

Да и как не принять украинскую сторону, когда  она столь четко и категорично изложена. Со всеми «красными» линиями, окантовывающими суть. Переговоры – да! Но при условии – если Грабитель согласен все вернуть. Да еще и покрыть ущерб. И с резюме: поскольку из его предвариловки на это не готов, значит истинная цель «мирных инициатив» не более, чем в расчете на перекур и подтягивание резервов.

Так что потребляет путинскую пропаганду и разводки в основном лишь его плебс. Да и то потому, что сам хочет быть именно так обманутым.

Увы, в подобного рода кремлевских жестах таится и стратегическое рацио. Оно – в расчете на сценарий долгой войны на изматывание. На то, что рано ли поздно придет «усталость от войны», градус которой будет возрастать и в Украине, и на Западе. Отрицать этот тренд было бы слишком самоуверенно. Да и социология говорит, что около четверти украинцев уже настроены на переговорный процесс. Не думаю, что бесконечен запас прочности и у западного бюргера.

Из этого выход напрашивается и декларируется только один: ковать сценарий быстрой победы. Или в иной формулировке – не допускать тягомотины позиционной (окопной) войны типа Первой мировой.

И это главный вопрос компании 23-го года. В Киеве это понимается в полной мере и ясности. Но если б только от него зависело решение. Второй и необходимый ключ успеха – в Вашингтоне. Оружие. Много и быстро! Насколько целенаправленно, чутко и синхронно он будет ворочаться – Большой вопрос.

Дайте деду про Победу

Во вздохах и сетованиях в адрес этой войны – особенно на российской стороне – аналоговой калькой стала ВОВ. А еще точней – 41-й год. Сходство видится в оглушительной внезапности агрессии, в высокой сопротивляемости материала, во вспышке энтузиазма от первой Победы и отрезвляющего осознания того, что конца беды не видно. Все как в начале ВОВ. Только вместо СССР – Украна. А вместо Третьего Рейха – РФ.

В этом перевернутом повторе истории испаряется всякий оптимизм относительно 23-его года. И вспоминается мрачная шутка Катрикадзе, что нынешний год лучше может быть только по сравнению с 24-м.

Увы, пессимизм долгой войны обрел масштаб едва ли не аксиомы. И в политологическом сообществе надежды на короткую дистанцию высказываются столь робко и редко, что воспринимаются исключительно как желания пооригинальничать.

И для этого налицо веские основания.

Если взглянуть на российскую сторону, то оно – в лике кремлевского обитателя, вообразившего себя земным божеством, способным распоряжаться не только судьбами своих подданных, но и всего человечества. И который  сумел не только поставить на дыбы устаканившийся на многие десятилетия порядок. Но и всерьез напугать мир ядерным безумием, заставив гадать, что перевесит:  шкурный инстинкт или алчное желание прихватить с собой в могилу миллионы жизней.

Дикость ситуации состоит в том, что чувачок своим иезуитским капризом так раскрутил кровавые жернова, когда остановить их он сам  не может. Ибо потеряет корону, скорее всего, вместе с головой. Да еще при этом лишится и главного – культа собственного величия. 

При этом политологи отмечают, что по мере раскочегаривания войны, претензии у вождя и паствы начинают расходиться. И если вождь уже ищет точку, будучи озабоченным лишь тем, чтоб она позволяла «сохранить лицо». То возбужденное население хочет Победы. Большой и громкой. Иначе как оправдать понесенные жертвы?

С другой стороны, совсем не факт, что к быстрому завершению войны стремится Запад, в этой войне главным образом представленный в лице США. Как крупнейший мировой игрок, Америка получила превосходный шанс использовать путинскую авантюру для того, чтобы вымотать и высосать Россию в долгой изнурительной войне без определенных целей. И развивающейся по внутренней логике самовоспроизводства «око за око, кровь за кровь».

Впрочем, даже если отбросить такую версию, то и чисто прагматических оснований Западу достаточно, чтоб ориентироваться на затяжной сценарий. И это очевидно, как минимум, по двум  приметам. По опаске, с которой так медленно и нерешительно расширяется ассортимент поставок высокоэффективного вооружения – дабы не спровоцировать Путина на опасную эскалацию. И по естественным ограничениям экономического характера и безопасности. Потому, как к столь масштабной и свирепой войне никто не готовился. И выяснилось, что у стран Запада просто не накоплены горы оружия, которые внезапно потребовались. Оказалось, что его надо запускать в производство. Да и лимит солидарности у собственного обывателя небезграничен. Особенно, если огромные суммы финансовой помощи надо пожертвовать одноразово.

Другое дело – если помощь растекается надолго. И не будет столь заметной и ощутимой.

Ну, а посередине Украина, как никогда сплоченная общей энергетикой власти и народа к сопротивлению и победе. Да еще и вдохновленная и гордая тем, что ко всеобщему изумлению сумела  остановить и погнать назад «вторую» армию мира.

К тому же, здесь работает и такой аналог ВОВ, как «обреченность на победу» просто потому, что она стала единственным условием выживания. Подобно гитлеризму, рашизм путинского замеса, продемонстрировавший не просто захват и грабеж, но и откровенный геноцид, просто не оставил украинцам иного выхода, как сражаться до последнего.

А потому в 2022-м году – спустя 72 года после ВОВ, Украина оказалась вновь в начале Отечественной войны – тяжелой и, скорее всего, затяжной. Только на сей раз вместо немцев на ее землю пришли русские братки. И в этом – невыносимая гримаса истории.

От KaligulBorhes

"How long, ignoramuses, will you love ignorance? How long will fools hate knowledge?"