• Вт. Июн 28th, 2022

В экономике России начался катастрофический спад

катастрофический спад

T.me Курс рубля укрепляется и показывает в этом году лучшую динамику среди всех мировых валют, заявил президент РФ Владимир Путин в середине мая на совещании по экономическим вопросам. Между тем Центробанк РФ, судя по всему, не очень рад подобному развитию, а дефицит бюджета в 2022 году, по оценкам Минфина, превысит триллион рублей. Что происходит с российской экономикой в условиях войны, и напоминает ли нынешняя ситуация в стране советское прошлое — об этом поговорили с финансистом, экспертом по инвестициям Андреем Мовчаном.

 — За последнее время рубль существенно укрепился по отношению к евро и доллару. Вместе с тем, по вашим словам, он перестал быть свободно конвертируемой валютой. В чем состоит стратегия Центробанка РФ и как она отразится на экономике России?

—  Есть два аспекта, важных для понимания ситуации. Во-первых: курс валюты — это не первичный, а производный экономический параметр. Он зависит от того, что происходит с экономикой и регулированием, а не наоборот.

Сам по себе курс валюты не говорит нам ни о чем и ничего не решает. Однако по нему, как по температуре больного, мы можем определять, что происходит в экономике и в пространстве. В то же время делать это можно только когда нет ограничений на оборот валюты. Если бы сейчас не было ограничений на покупку валюты нерезидентами, на вывод валюты из России и продажу валютной выручки в стране, мы бы говорили о свободно конвертируемой валюте и могли сделать много разных выводов.

Но сегодняшний курс рубля во многом определяется ограничениями на использование валюты в России. И в этом смысле такой рост курса неудивителен: ведь когда крупнейшие потребители валюты отрезаны от российского рынка, то валюта как бы и никому не нужна. Ее запретили покупать, поэтому она стала дешевле. Однако продавать ее все равно надо. Вся валюта, которая приходит в страну при продаже углеводородов и другого сырья, принудительно оказывается на рынке из-за правил продажи валютной выручки. А покупать ее особо некому, потому что всем, кто мог это сделать, это запретили. Соответственно, цена валюты сильно падает.

Но есть и второй важный момент: одним из крупнейших потребителей валюты в любой стране являются импортеры — те, кто берет валюту, чтобы закупить товары (за границей. — Ред.) и привезти в страну. За последнее время импорт в России упал больше, чем в два раза, что говорит об изменениях в потреблении. А поскольку, каким бы ни было импортозамещение, за два месяца невозможно начать производить те товары, которые мы раньше закупали, это означает только одно: домохозяйства, промышленные предприятия и бизнесы закупают в два раза меньше, чем они закупали три месяца назад. А значит, и потребляют они в два раза меньше, чем три месяца назад. Это говорит о том, что в экономике начался катастрофический спад.

Это мы видим и по налогам. Доля углеводородов в бюджете РФ за эти три месяца выросла в два с лишним раза и достигла почти 70%. Это уровень конца 1990-х годов. Так что из внешне безобидного вопроса о том, сколько стоит неконвертируемый на сегодняшний день рубль, мы легко можем перейти к вопросу о том, что происходит с экономикой. А происходит с ней очень простая вещь: резкое падение доходов, резкое падение экономической активности и связанное с этим резкое падение импорта, которое отражается и на валютном курсе.

— Чему же так радовался Путин 12 мая? Он не понимает этих взаимосвязей?

— Я не психиатр, поэтому не могу определять, чему радуются или не радуются другие люди. Думаю, Путину нужно заявлять обществу что-то позитивное. Оно находится в состоянии шока, независимо от того, кто поддерживает войну, а кто нет. Ситуация меняется очень быстро. В экономике она меняется в худшую сторону, поэтому, наверняка, лидеру государства нужно было сказать хоть что-то позитивное, и он достаточно искусственно привязал движение условного курса рубля к экономике в позитивном смысле этого слова.

— Чем же высокий курс рубля опасен для экономики России?

— С точки зрения конкурентоспособности — сейчас экспорт России фактически ограничен и практически осуществляется только в области углеводородов. Углеводороды очень дорогие. Поэтому и движение курса рубля, которое увеличивает себестоимость у экспортеров углеводородов, тем не менее не угрожает прибыльности. Так что тут говорить об угрозах, наверное, не стоит.

Что касается бюджета, то за первые четыре месяца его дефицит составил более триллиона рублей — это примерно пять процентов годового бюджета. Поэтому здесь проблема есть, но опять же: в замкнутой экономике с неконвертируемым рублем вы можете гораздо легче напечатать деньги, раздать их и решить эту проблему для бюджета, сделав внутренние заимствования. В связи с резким падением экономической активности на рублевом рынке, наверняка, будет избыток ликвидности. Так что и здесь для российского правительства армаггедон не наступает: они и с трехтриллионным дефицитом бюджета тоже проживут.

Тем более что, как мы видим, российское общество очень эластично. Если уж его не дисконсолидировала такая вещь, как гибель на войне десятков тысяч соотечественников и сама по себе агрессивная война и санкции Запада, то, наверное, некоторое ухудшение экономического состояния страны его тоже не дисконсолидирует.

— Официальный курс доллара и евро в России сейчас ниже 60 рублей, но население купить его по такому курсу не может. Это напоминает советское прошлое, где доллар стоил 60 копеек, но  курс на черном рынке был совсем иной?

— Я всегда боюсь проводить «параллельные параллели», потому что их часто легко найти и они совершенно не описывают ситуацию. Схожесть в том, что образуется черный рынок и есть искусственное формирование курсов. Однако ситуация намного свободнее, чем в Советском Союзе: пока еще нет статьи за валютные махинации, под которую подпадало, в том числе, и хранение валюты. Сейчас валюту можно хранить и можно выводить из страны до 50 тысяч долларов в месяц. Для 99,9% населения это огромная сумма, которой они просто не обладают.

Для каких-то более серьезных организаций и российской элиты, которая владеет большими деньгами, вывод валюты действительно ограничен. Но есть и нейтральные страны. Например, можно вывезти рубли в Узбекистан, там поменять на валюту и вывезти дальше. То есть граница для валюты все равно полупроницаемая. Какой там будет курс, это другой вопрос, но все равно в отличие от советского времени этот рынок есть.

— Каким бы мог сейчас быть «справедливый» курс рубля по отношению к доллару и евро без активных действий со стороны Центробанка?

— Понятия «справедливый курс» нет, потому что сразу нужно начать думать: а какие действия ЦБ имеются в виду? Ограничения на покупку валюты нерезидентами? Ограничения на вывод валюты? Продажа валютной выручки? А если мы учитываем все это, то почему бы, например, не учитывать и сам факт войны — агрессии и санкций? Мы видели в самом начале курс по сто (рублей. — Ред.) за доллар.

Это движение было еще до введения ограничений, только на эффекте начала военных действий и немедленных санкций. Возможно, там был элемент гиперреакции и, если бы никто ничего не делал, а война продолжалась, то доллар стоил бы 97-100 рублей. Возможно, он пошел бы и дальше, ведь мы не понимаем, какие силы включились бы в этот момент: каким бы был уровень паники, сколько бы валюты люди увезли, уезжая из страны. Понятно, что если бы не рестриктивные действия российской власти, то доллар бы стоил сейчас гораздо дороже.

Аркадий Цирульников

Добавить комментарий