• Пн. Май 16th, 2022

России не помогут ни юани, ни биткоины, ни припарки

России не помогут

T.me Несмотря на определенную девальвацию весомости термина «санкции», в этот раз меры, принятые Западом против России из-за вторжения в Украину носят качественно иной характер, считают аналитики. Впервые за много лет, пожалуй, со времен борьбы мирового сообщества против апартеида в Южной Африке, санкции не просто введены правительственными органами, а активно поддержаны мировым частным бизнесом и простыми людьми в большинстве стран мира. Во вторник, 3 марта ведущие эксперты Атлантического Совета (Atlantic Council) обсудили в режиме онлайн будущее влияние на страну-агрессора и на мировое хозяйство.

Беспрецедентность принятых в этот раз мер заключается не в количестве российских предприятий или пропутинских олигархов, включенных в санкционные списки. По мнению Людовика Субрана (Ludovic Subran), главного экономиста крупнейшего страхового холдинга в Европе Allianz SE, эта особенность – «снятие иммунитета с Центрального банка России». Его резервы в США и Европе заморожены, и Путин не в состоянии ими воспользоваться.

Лишь 17% резервов российского Центробанка хранится в Китае. Как говорит Джулия Фридлендер, директор Инициативы по экономическому управлению в Центре геоэкономики (Julia Friedlander, director of the Economic Statecraft Initiative in the GeoEconomics Center), и бывший советник по европейской политике управления по борьбе с терроризмом и финансовой разведке Министерства финансов США, «технически эти резервы могут быть задействованы через своп-линию для предоставления России дополнительной ликвидности, но что толку в этих юанях, если вы все равно не можете приобрести на них доллары или евро?» По мнению Джулии Фридлендер, это лишает китайские резервы России смысла. Она напоминает, что при голосовании по украинской резолюции в ООН Китай не поддержал Россию (это сделали лишь Сирия, КНДР, Беларусь и Эритрея), Китай воздержался. Такой шаг отражает политическую нерешительность Китая, но что еще важнее – прозападную ориентацию его бизнеса: не желая подпадать под финансовые санкции Запада и терять рынки, китайские компании склонны выполнять ограничения, наложенные на физических и юридических лиц России со стороны США и Европе.

Эксперты напоминают: после первой фазы вторжения в Украину Кремль стал структурно и финансово готовиться ко второму акту. За шесть лет (2014-2020) доля долларовых платежей в российском экспорте в Китай сократилась с 96.2% до 22.7%. Но дело в том, что произошло это вовсе не за счет рубля (рост всего с 1.2% до 5.7%), а за счет евро: рост с 0.9% до 65.3%!

А локомотивом финансовых санкций в этот раз выступил именно Евросоюз. Своими военными действиями «Россия вдруг напугала Евросоюз и он очень быстро объединился в принятии решений, – говорит Джулии Фридлендер. – Европейские санкции оказались даже более жесткими и быстрыми, чем ожидали США, хотя ранее Вашингтону приходилось годами настаивать на их ужесточении».

Если посмотреть дальше Китая, то в 2013 году 80% российского экспорта номинировалось в долларах США, в настоящий момент – немногим более 50%, что тем не менее, с учетом доли евро, является критической величиной. Выше были приведены изменившиеся цифры по российскому экспорту в Китай, но характерно, что сам Китай номинирует свой экспорт в Россию на 60% в американских долларах! Таким образом, провозглашенная Путиным в начале вторжения в Украину (2014) политика “дедолларизации” не увенчалась успехом, а политика поворота на Восток, к Китаю, обернулась завуалированной приверженностью последнего к соблюдению всех правил западного рынка для своих компаний.

Джулия Фридлендер называет нынешнюю форму санкций «настоящей финансовой войной в реальном времени», реальной эффективной альтернативой боевым действиям в ответ на развязанную Кремлем войну в Европе. «Ставка сделана на фактор времени. Мы пытаемся выбить почву из под ног российской финансовой системы, сделав [режим Путина] несостоятельным и неспособным продолжать захватническую войну против Украины; и думаю, это реально», – заключает Фридлендер.

Эксперты считают давние споры об эффективности санкций законченным – они эффективны, если есть решимость и единство: потребовался один день, чтобы изолировать финансы всей страны. Симптоматично, что это поняли и рядовые граждане, опустошившие за один – три дня банкоматы, обменные пункты и кассы в желании обезопасить себя в военное время. «Так что вопрос лишь в том, не слишком ли суровы эти меры? Мы должны использовать это оружие осторожно, – добавила Джулия Фридлендер и сравнила нынешние санкции с красной кнопкой «катапультирование», которую мы иногда видим в комедийных блокбастерах про Остина Пауэрса.

Цифры, характеризующие это «катапультирование» привел и авторитетный эксперт Евразийского центра Атлантического совета. Андерс Ослунд (Anders Åslund) – специалист Джорджтаунского университета, работавший в 90-ые советником правительств по экономическим вопросам в годы в России, Украине и Восточной Европе. «Российские акции, торгуемые в Лондоне, упали на 98% за две недели. Так что, по сути, российский финансовый рынок закрылся и вряд ли скоро вернется благодаря чему-то меньшему, чем серьезные реформы».

Ослунд считает, что нынешний финансовый кризис России надо сравнивать не с 2008 или 2014 годом, а с масштабным 1998-м: «Рубль, скорее всего, продолжит падать. В 1998 году он упал на 75%, в 2014 году на 50%; сейчас упадет более чем на 50% и 30 из них преодолел за один день. Инфляция будет расти вместе с падением рубля, возможно тоже до 50%, но по крайней мере до 20%. В 2015 году ВВП упал на 2,5%, в 1998 году – на 5%, сейчас будет больше».

«В 1998 году российский фондовый рынок в целом упал на 94%, продолжает Ослунд. – За последние две недели в Лондоне он уже упал на 98%. Лишь за две недели политический курс Путина обошелся российскому фондовому рынку в 500 миллиардов долларов. Когда-то – в 1998 году – правительство вынуждено было уйти в отставку, сменился курс». Сейчас этого не происходит, что усугубляет ситуацию. В своем Twitter Ослунд добавляет: « Я не могу припомнить большей беды, чем Владимир Путин. Можете ли вы? Согласитесь,.. самое время для неудачников Путина и Мишустина уйти!»

«Крупные нефтяные компании – BP, Shell, Exxon – выводят свои активы из России. IKEA, другие ретейлеры и компании отказываются продавать в Россию, потому что это, во-первых, репутационный риск, а во-вторых, у местного рынка скоро не станет денег за это платить. Так зачем вообще пытаться продавать там, где вы не понимаете, заплатят ли вам и даже если да, то как? Одна из причин резкого скачка цен на нефть заключается в том, что сейчас никто не хочет покупать российскую нефть, потому что не знает, как за нее можно будет рассчитаться: удастся ли это сделать таким образом, чтобы самому не подпасть под санкции?»

Столь же скептически эксперты оценивают и способность Кремля решить проблемы с помощью цифровой валюты. Джулия Фридлендер считает, что фактически она запрещена в России, а пилотные проекты не пошли дальше разговоров, так что основной упор Кремль пока делает на простейшие меры по запрету вывоза из страны сумм, превышающих 10 тысяч долларов или запрету зачисления валютной выручки на зарубежные счета. Этого не достаточно и аналитики считают, что «Россия вскоре может объявить дефолт по государственным облигациям».

«Большие резервы, которыми все время хвастался Путин» превратились в черепки; стало ясно, что на самом деле это не актив, а затраты, хотя они были сделаны ценой снижения уровня жизни населения, – считает Андерс Ослунд. – Повышать процентную ставку с 9.5% до 20% не имело особого смысла: просто Центральный Банк в панике».

«Я провел много лет как в Москве, так и в Киеве, – комментирует Ослунд в своем Twitter. – Даже в советские времена у Москвы были большие перспективы. Теперь их больше нет. Киев раньше был на удивление провинциальным. Теперь – нет. Киев расширил свои горизонты, он интернационален и космополитичен, в то время как Москва стала местечковой».

Вместе с тем, считают эксперты, санкции несут новые вызовы и для всего мира. В тактической перспективе администрации Джо Байдена предстоит преодолеть рост цен на углеводороды, который может стать триггером инфляции и усилить внутриполитическую борьбу в США в выборные годы.

Другая группа вопросов – так называемая продуктовая инфляция. Россия была крупнейшим продавцом зерна, а Украина – ржи и ячменя, а также третьим в мире поставщиком кукурузы. Снижение поставок этих товаров в страны третьего мира, отмечают аналитики, может вызвать рост цен, который в свою очередь способен спровоцировать социальное недовольство в отдельных странах.

«Вторжение России в Украину сотрясает мировую экономику и рынки… Нынешний кризис будет иметь широкий спектр последствий для цепочки поставок — и, следовательно, приведет к инфляции, — в связи с чем правительство должно спланировать смягчение их последствий для потребителей в США», – резюмируют эксперты Атлантического совета.

Добавить комментарий