Записи

В России на фоне пика пандемии пройдет перепись населения

перепись населения

Всероссийская перепись населения пройдет с 15 октября по 14 ноября 2021 года, в том числе и в цифровом формате: помимо переписи на дому, россияне смогут заполнить электронный переписной лист на портале «Госуслуг» или прийти на переписной участок на базе МФЦ. Несмотря на расширившийся список возможностей, некоторые жители страны с недоверием относятся к идее проводить перепись в пандемию. По данным опроса портала SuperJob, 19% россиян вообще не собираются участвовать в переписи.

«Для меня и тогда была непонятна цель этой переписи: один человек мог в разных местах жительства переписаться, а другой вообще не переписывался», – рассуждает Галина Горчакова-Мякотина из Владимирской области. В 2010 году она поработала переписчиком населения и с тех пор разочаровалась в этой государственной процедуре. В предстоящей переписи Галина участвовать не хочет:

«Для чего мною было записано столько информации «со слов»? – продолжает она. – Если это только со слов, а люди могут себя хоть как «обозвать» – то нет гарантии того, что все будут переписаны. Я приходила переписывать, а когда прощалась, мне говорили, что «внук и сейчас, и в общаге, и у подруги» [переписался]. Под разными Ф.И.О. Поэтому, когда я сейчас узнала о переписи, посмеялась, и все».

Ольга Соловей из Санкт-Петербурга с Галиной не знакома, но в переписи участвовать тоже не будет. Причиной называет собственное недоверие государству.

«Я не верю и не доверяю правительству своей страны! – не скрывает она. – Все коррумпировано, и вокруг одно вранье. В садик без взятки не попасть, в нормальную школу тоже, в налогах мелкий бизнес утопили – уже захлебываемся! В бесплатной медицине хамство, некомпетентность, кроме «зеленки» и бахил за деньги, ничего нет. Страна просто в руинах. Я коренной житель Санкт-Петербурга, родилась и выросла тут. Я не хочу помогать такому государству, не хочу прилагать никаких усилий для него. Моя позиция – быть взаимной к такому правительству: как они ко мне, так и я к ним!»

Юрий Фокин из Петрозаводска, по его собственным словам, «даже дверь не откроет» переписчикам. Он недоумевает, почему «запретов по коронавирусу море, а переписчикам можно» ходить из одной квартиры в другую. При этом сам Фокин не привит, коронавирусом тоже не болел.

«Я не боюсь заразиться, тут дело в отношении нашего государства, – говорит он. – Если надо – пандемию «отменяют», как с выборами. Так что же, она сейчас опять «в отпуске» будет? Смысл этой растраты бюджетных денег? У нас есть миграционная служба, паспортный стол, ЗАГС! Крутят народом как хотят! Значит, и мы повернемся спиной».

Про то, почему он не прививался, Юрий говорит неохотно. Считает, что решение о вакцинации – личное дело каждого.

«Про вакцинацию ничего не буду говорить, право за каждым! – уверен он. – Просто не хочу, чтобы мне что-то навязывали, тем более заставляли. Буду дома сидеть, уколоть не дам!»

Еще одна отказчица, Ольга Королева из Тюмени, – сторонница идей «Граждан СССР». Она, как и другие ее единомышленники, отрицает распад Советского Союза и не хочет действовать по правилам «несуществующего» государства:

«Моя позиция проста – моя родина СССР, никакой другой непонятной организации типа «Российской Федерации» или ООО «Россия», я не доверяю, – говорит она. – Не считаю нужным участвовать в незаконных офертах не пойми кого».

«В одних и тех же регионах степень вранья очень похожа»

Настороженное отношение к переписям в России было всегда, уверен Сергей Захаров, директор Института демографии А. Г. Вишневского НИУ ВШЭ. Недоверие, на его взгляд, у людей возникает из-за непонимания «самого феномена переписи».

«Даже первая перепись Российской империи в 1897 году не обошлась без таких проблем: люди уходили в леса, чтобы только не быть переписанными, – говорит он. – И это повторялось потом во всех последующих – советских в том числе – переписях, то в большей, то в меньшей степени. Так что эта проблема не нова, и я не могу сказать, что она сильно обострилась за последние два-три десятилетия. Думаю, что пропорция тех, кто категорически не согласен с участием в переписи, едва ли как-то изменилась».

Цифра в 19% отказчиков сильно преувеличена, полагает независимый демограф Алексей Ракша. Во время прошлой переписи, в 2010 году, только у пяти процентов россиян «не было контакта с переписчиком» – например, кого-то могли не застать дома.

«Из них около 1 миллиона – это были отказники, – говорит Ракша. – Цифра SuperJob ни о чем: если бы такое исследование проходило раз в 10 лет, перед каждой переписью – мы могли бы сравнивать. Мы же не знаем, какая выборка была у этого исследования, она была явно нерепрезентативна. И сколько вообще существует этот портал, были ли там похожие исследования хотя бы лет пять назад? У нас нет динамики, цифра вырвана из контекста и сама по себе ни о чем не говорит».

При этом Ракше «очень страшно» за грядущую перепись. Демограф считает, что она была недостаточно анонсирована в СМИ. Также специалиста насторожило то, что у него не получилось стать переписчиком. Демографу на его заявку попросту не ответили.

«Я отправил письмо, отправил еще раз, долго ждал – три недели… Позвонил: они где-то там нашли мое письмо, сказали: «Перезвоним» – и не перезванивают. Видимо, работников им хватает. Хотя в прошлый раз работников в Москве катастрофически не хватало. И я не понимаю, что должно было измениться. В 2010-м зарплата переписчика была 5 тысяч, сейчас 18. Сопоставимо с инфляцией и изменением номинальных зарплат за эти годы. Наверняка людей сгоняют административно – а это значит, что качество переписи может опять быть плохим».

С другой стороны, перепись цифровизируется, добавляет он. Это может частично решить проблему недостоверных данных – но только в том случае, если переписчики и контролеры будут выполнять свою работу добросовестно.

«На прошлой переписи в 2010 году в Москве мало кто хотел работать, поэтому студентов зачастую заставляли быть переписчиками под страхом отчисления, несдачи сессии, проблем, – говорит Алексей Ракша. – Некоторые переписчики, преимущественно студенты, брали пачки переписных листов, шли к себе в общагу и придумывали людей просто из головы. Таких людей чаще «рисовали» с круглым возрастом и круглой датой рождения, потому что человеческий мозг так устроен, что зацикливается на круглых цифрах. И, к сожалению, в 2010 году совпал круглый год возраста и круглая дата рождения. Это была проблема: мы получили по Москве огромную возрастную аккумуляцию – это ситуация, когда на круглые числа возраста или года рождения приходится больше людей, чем на соседние года рождения или возраст. То есть людей в возрасте 30 лет намного больше, чем в возрасте 29 лет и 31 [года]. Это потом очень помешало и до сих пор мешает делать расчеты и даже отразилось на всей стране. Насколько я знаю, [в эту перепись] у контролера в онлайн-режиме видно, сколько людей сейчас переписывают, где сейчас находится по геотегу переписчик с планшетом, какого возраста и пола людей сейчас переписали… Поэтому та проблема – студенты-переписчики, фантазирующие в общаге, – по идее, должна быть невозможна. Но только в том случае, если контролер честный и порядочный. Итоги мы узнаем только следующей весной, хотя, если честно, мне непонятно, почему так долго надо будет ждать при современном уровне цифровизации».

Еще одна проблема – завышение численности населения в регионах, добавляет демограф. Он говорит, что такие статистические подтасовки происходят регулярно:

«Прошлая перепись прошла плохо, – говорит Ракша. – И позапрошлая перепись прошла плохо: в Москве, например, массу гастарбайтеров переписали как постоянное население. Причем это очень сильно зависело от административного округа: на картах соотношения полов, пропорций или прироста населения четко были видны границы округов. Это означает, что на местах власти заинтересованы раздувать численность населения, засовывать мигрантов в постоянное население – и кто во что горазд».

Судя по статистическому анализу, примерно одни и те же люди на местах пытаются управлять как подсчетом населения во время переписи, так и голосов на выборах, а также статистикой заболеваемости коронавирусом, говорит демограф.

«Если построить три карты регионов: электоральную, отклонений на «Переписи-2010″ и уровня вранья по ковиду – то видно, что в одних и тех же регионах России степень вранья очень похожа. Есть градиент: чем дальше на север и на восток – тем честнее. Чем дальше на юг и на запад – тем больше лжи. И яркими пятнами на этом фоне выступают еще и национальные республики. Нетрудно догадаться, что наиболее лживыми у нас являются республики Северного Кавказа – особенно Ингушетия, Дагестан, Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария. А из русских самый лживый – Краснодарский край. При расчете показателей рождаемости и смертности численность населения [берется] в знаменатель. Если на переписи численность завышена, то дальше в течение 10 лет до следующей переписи у вас [в регионе] будет занижена рождаемость и завышена продолжительность жизни. И по каким-то пропорциям в смертях и рождении детей приходится все это высчитывать, обратно расшифровывать, оценивать. Так что чем хуже качество переписи – тем больше потом проблем для демографов и тем меньше мы вообще понимаем, что происходит».

«Чем хуже пройдет перепись, тем больше ошибок будет сделано»

Еще одна проблема, говорит Сергей Захаров из Института демографии А. Г. Вишневского НИУ ВШЭ, – это данные, полученные электронным способом. Пока неясно, как их объединять с собранными «на дому». Ведь переписи с помощью портала «Госуслуги» в России еще никогда не было:

«Когда будут объединяться данные, полученные методом обхода, саморегистрации, электронного участия через «Госуслуги» – нужно будет долго работать, чтобы понять, как их «сливать» вместе, – говорит ученый. – Переписи 2002-го и 2010 года – в чем их был главный недостаток? В том, что там комбинировались данные, полученные в ходе опросов, с данными, полученными из административных регистров. То есть из паспортных столов. И объединение этих баз данных было сделано механически, а потом исследователи, которые проверяли их достоверность, не могли разделить эти две совокупности».

По этой же причине невозможно без переписи объединить базы данных МВД, Пенсионного фонда и других государственных институтов, продолжает Захаров. В России нет Единого реестра населения, благодаря которому каждому человеку присваивался бы идентификационный номер и вся информация о его жизненных событиях была бы учтена.

«Перепись проводится для получения структурных характеристик населения: состав населения по тем или иным признакам, о которых никаким другим способом собрать информацию нельзя, – поясняет Захаров. – Сколько в данный момент зарегистрированных или незарегистрированных союзов? Каков образовательный состав населения на данный момент? Это только при переписи возможно [узнать]».

Чем качественнее пройдет перепись – тем больше шансов у населения страны на позитивные перемены, согласен демограф Ракша.

«Чем качественней пройдет перепись, тем лучше будут учитываться потребности в транспорте, дорогах, школах, детских садах, помещениях досуга, – перечисляет он. – Где проживает большое количество населения – может, имеет смысл там открыть новую железнодорожную станцию или автобусную остановку, построить новую школу? Плюс оцениваются жилищные условия: может быть, будут дотации на переселение. Тот же самый материнский капитал: в зависимости от того, что происходит с рождаемостью, могут быть приняты какие-то новые меры. Никого не интересуют ваши Ф.И.О., ваши паспортные данные, размер вашего дохода или место работы. Эти [переписные] листы сами по себе обезличены, а дальше они просто суммируются».

Людям, которые боятся за конфиденциальность своих данных, стоит отказаться от банковских счетов, получать неофициальную зарплату наличными и не пользоваться смартфонами, подытоживает Ракша.

«У нас в стране низкий уровень доверия в обществе, низкий уровень гражданской солидарности, очень распространено мошенничество, есть очень доверчивые и очень недоверчивые люди – абсолютно неудивительно, что в такой ситуации люди боятся переписчиков. Но другого выхода у нас нет: полностью отказаться от их услуг пока не получается. Но чем хуже пройдет перепись, тем больше потом ошибок будет сделано в управлении страной, и от этого пострадает огромное количество людей», – уверен демограф

Добавить комментарий