• Вт. Май 17th, 2022

Европа с трудом, но справится без газа из России. А вот выживет ли после этого Россия?

Европа

T.me Каждые четыре года Европейская сеть операторов газотранспортных систем (ENTSOG) обязана предоставлять обзор вероятных аварийных сценариев. В прошлом году специалисты проанализировали 20 вариантов возможных аварийных ситуаций и пришли к выводу, что «европейская газовая инфраструктура обеспечивает достаточную гибкость для государств-членов ЕС… с целью обеспечения безопасности поставок газа». Ободряюще. Но аналитики не учли ту «тень», что бродит сейчас по Европе. Что произойдет, если Владимир Путин снова вторгнется на Украину, а в ответ на последующие санкции перекроет все трубопроводы, по которым российский газ поступает на Запад?

Долгое время никто и помыслить не мог о возможности полного прекращения поставок из России, ведь они составляют примерно треть всего сжигаемого в Европе газа. Автор книги о российской энергетике под названием «Климат» (Klimat) Тейн Густафсон (Thane Gustafson) отмечает, что даже в разгар холодной войны Советский Союз не прекращал экспорт газа. А во время наиболее ожесточенного газового спора России с Украиной в 2009 году поток газа останавливали только через эту страну, да и то ненадолго.

Теперь же такой вариант развития событий перестал быть фантастическим. Густафсон говорит: «Я не исключаю того, что Путин может потянуться к газовому крану через Украину». В отличие от своих советских предшественников, российский президент может позволить себе кратковременный энергетический шок. Джейме Конча (Jaime Concha) из компании Energy Intelligence, подсчитал, что без учета штрафов (к примеру, за нарушение условий контракта) и исходя из среднесуточной цены в четвертом квартале 2021 года, полное прекращение поставок газа в Европу будет стоить «Газпрому» от 203 до 228 миллионов долларов упущенной выручки ежедневно. Продлись подобное эмбарго месяца три (путинские рычаги влияния ослабевают весной, когда спрос на газ падает до 60% от январских показателей), потери от продаж составят около 20 миллиардов долларов.

С точки зрения шаткой российской экономики, которая во многом зависит от твердой валюты, заработанной на продаже газа Западу, столь масштабные потери оказались бы разрушительны. Но на сегодняшний день в резервах Центрального банка России находится около 600 миллиардов долларов, и с таким ударом она легко справится. В финансовом плане Москва могла бы даже выиграть, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Одно только разжигание военной истерии вокруг Украины привело к резкому росту цен на газ и нефть (на последнюю приходится бóльшая часть энергетических доходов России). Банк JPMorgan Chase прогнозирует, что в отсутствие войны из-за повышения цен валовая операционная прибыль «Газпрома» превысит в этом году 90 миллиардов долларов (в 2019 она составляла 20 миллиардов).

Как сильно Западу повредит прекращение экспорта российского газа? Если дело ограничится транзитом газа через Украину, как в 2009 году, другие страны Европы прекрасно это переживут. К тому же «Газпром» уже сократил поток газа через Украину. Банк Citigroup считает, что это вдвое меньше, чем в прошлом году, и на четверть больше, чем в 2019-м.

А если Путин все же реализует тот кошмарный сценарий, при котором без газа останется вся Европа? Вполне вероятно, что какие-то сбои последуют незамедлительно. Наиболее остро это ощутят жители Словакии, Австрии и некоторых частей Италии, считает сотруднк Калифорнийского университета в Сан-Диего Дэвид Виктор (David Victor). Из крупных европейских стран наиболее уязвимой является Германия. Она по-прежнему больше других (и «сильнее, чем необходимо») зависит от природного газа ввиду стремления вывести из эксплуатации угольные электростанции и принятого после катастрофы на японской «Фукусиме» опрометчивого решения преждевременно закрыть все АЭС. На долю Германии приходится примерно четверть всей потребляемой в Европе энергии, при этом более половины импортируемого газа поставляет именно Россия.

Европейские и американские дипломаты изо всех сил пытаются ускорить производство сжиженного природного газа (СПГ) для поставок в Европу крупными энергетическими компаниями Америки и Катара, но здесь все в основном сводится к политике. Майкл Стоппард (Michael Stoppard) из исследовательской компании IHS Markit считает, что свободных производственных мощностей за пределами России мало, а доступные в Америке «оперативные поставки» Европе не особо помогут, поскольку ее «экспортные объекты и без того работают на полную мощность».

Хорошая новость заключается в том, что энергетическая система Европы стала устойчивее, чем во время кризиса 2009 года. Андреас Гольдтау (Andreas Goldthau) из Эрфуртского университета в Потсдаме обращает внимание на некоторые ценные изменения. Меры по защите конкуренции (тот же запрет на исключающие перепродажу газа «пункты назначения») ослабили хватку «Газпрома», а ранее изолированные страны теперь связывает плотная сеть газотранспортных сетей.

Еще одним поводом не унывать является СПГ. Существенные инвестиции в системы регазификации по всей Европе говорят о наличии в регионе множества свободных мощностей. По оценкам Citigroup, при прежних коэффициентах использования этих объектов, работающих на 50% мощности или меньше, теоретически регион может обеспечить достаточные объемы для замещения без малого двух третей импорта российского трубопроводного газа. Таким образом, ограничивающим фактором являются не мощности по регазификации, а доступные запасы СПГ. Поскольку для расширения новых производственных и экспортных мощностей требуется время, Европе следует надеяться заполучить уже существующие грузы СПГ, изначально предназначавшиеся другим странам.

Как отмечает один инвестор, в ходе прошлогоднего энергетического кризиса, когда с октября по декабрь европейские цены выросли втрое, в Европу отправилась целая «армада СПГ» — следствие перенаправления грузов из Азии. Этот приток компенсировал сокращение импорта российского газа. На рынках ходят слухи, что не за горами вторая такая армада. С расчетом на быструю прибыль от повышения цен на газ в Европе китайские государственные энергетические компании планируют продать десятки партий СПГ. Массимо Ди Одоардо (Massimo Di Odoardo) из консалтинговой компании Wood Mackenzie заявляет, что, поскольку путь из Америки в Европу короче, чем в Азию, гружёные сжиженным газом танкеры могут совершать больше рейсов, сокращая экспортные мощности в Европу еще процентов на десять. В целом, по его словам, дополнительные объемы СПГ могут восполнить 15% дефицита, который возникнет в результате полного прекращения Россией экспорта газа.

Нельзя не упомянуть и накопленное в хранилищах топливо. Прошлогодняя суровая зима вкупе с нежеланием «Газпрома» заполнять подконтрольные ему резервуары в Европе привели к тому, что запасы газа оказались ниже пятилетней нормы. Однако исследовательская компания в области энергетики Rystad подсчитала, что в отсутствии этой зимой экстремальных погодных условий к весне газа в хранилищах будет достаточно, чтобы компенсировать двухмесячную потерю российских поставок. Некоторые аналитики полагают, что избыток может даже покрыть четырехмесячное прекращение российского экспорта, а коррективы способно внести лишь резкое похолодание.

У Европы также есть секретное оружие, как выразился г-н Ди Одоардо, имея в виду ее колоссальные запасы «буферного газа», о которых практически никто не говорит. По техническим причинам и из соображений безопасности регулирующие органы настаивают на поддержании в таких хранилищах как соляные пещеры и водоносные горизонты значительных объемов газа, обычно недоступного для продажи на рынке. Аналитики Wood Mackenzie считают, что использование не более чем десятой части этого буфера особых проблем не вызовет. Выдай регулирующие органы соответствующее разрешение — например, в условиях вызванного войной кризиса, — этот объем покрыл бы месячное потребление российского газа.

Стоппард любезно переводит все на общедоступный язык. В настоящее время экспорт российского газа в Европу составляет около 230 миллионов кубометров в сутки, а запас регазификационных мощностей может составить около 50 миллионов кубометров в сутки. Разгон угольной и атомной энергетики — скажем, за счет перезапуска недавно законсервированных электростанций и увеличения коэффициентов нагрузки на малоиспользуемых, — может добавить к этому еще 40 миллионов кубометров в сутки. Остается дефицит в 140 миллионов кубометров в сутки. Согласно подсчетам эксперта, если погодные условия будут соответствовать норме, в течение четырех с половиной месяцев его покроют объемы запасенного газа, и это без учета буфера. «Кризис затрагивает скорее цены, чем физическое предложение», — заключает Стоппард.

В целом, Европа действительно пострадает в случае прекращения поставок российского газа; правда, материально, а не физически. Однако ситуация будет усугубляться, прогнозирует Джонатан Элкинд (Jonathan Elkind) из Колумбийского университета, поскольку европейский рынок не просто неспокоен, а находится на грани. Энергетические рынки континента еще не отошли от пережитого в начале зимы ценового шока, а потому перспективы в отношении всех видов энергоносителей оставляют желать лучшего. JPMorgan Chase прогнозирует, что даже без отключения российского газа в этом году Европа потратит на энергоносители около 1 триллиона долларов (сравните с 500 миллиардами в 2019-м). Если региону придется задействовать собственные запасы газа, то летом ввиду необходимости их восстановления расходы возрастут еще сильнее, и все это с целью избежать энергетический кризис следующей зимой.

Перспектива малоприятная. Но в будущем Россия заплатит куда больше. Одно отраслевое издание пишет о «масштабных» коммерческих последствиях, с которыми придется столкнуться «Газпрому», начиная с необходимости выплаты штрафов клиентам и заканчивая прекращением поступления в Россию долларов для оплаты контрактов. После демонстрации агрессивной ненадежности «Газпрому» станет трудно заключать долгосрочные контракты в Европе. А столь дорогой путинскому сердцу трубопровод «Северный поток — 2» наверняка прикажет долго жить. Остановка его работы может даже убедить Китай, осторожно импортирующий все больше российского газа, в состоятельности давних опасений по поводу надежности российской стороны.

Как утверждает Дэвид Виктор, беспардонное применение энергетического оружия приведет, вероятно, к тому, что Европа станет усерднее сокращать зависимость от российского экспорта газа «не столько ввиду его ненадежности, сколько потому, что именно доходы… способствуют ненадлежащему поведению России». Густафсон выражается лаконичнее: «Захоти Путин уничтожить европейский бизнес ’Газпрома’, лучшего способа и не придумать».

The Economist

Добавить комментарий