Конец России

Декабрь и январь могут стать для российской политической системы довольно значимыми. 17 декабря пройдет пресс-конференция Путина, в начале 2021 года анонсировано послание Федеральному собранию. Правда, «начало 21 года» — пока это довольно расплывчато. Январь, февраль и даже март — это вполне можно назвать началом года.

В любом случае от этих двух событий стоит ожидать одного — заявления Путина в той или иной форме о его собственном будущем. Понятно, что система идет вразнос, положение Путина в этой системе перестало соответствовать прежнему функционалу, он практически не в состоянии контролировать обстановку, которая чем дальше, тем откровеннее принимает характер общей свалки. Поэтому логично предположить, что он должен будет дать ответ на вопрос — намерен ли он начать процесс ухода и передачи власти. Сценарий, при котором он остается — просто продление агонии. Хотя как раз этот сценарий наиболее вероятен.

Проблема в том, что преемника нет и быть не может. Политическое пространство выжжено напалмом и отформатировано под конкретную личность наверху. Все политические балансы «заточены» на сохранение хоть какого-то гомеостаза при условии наличия именно этой конкретной фигуры в качестве арбитра. Любая другая разваливает равновесие, немедленно хаотизируя всю систему управления. Управляемый переход (как это было при Ельцине) сегодня невозможен в связи с полным распадом системы управления. Поэтому передавать власть некому. Отсюда и попытки создать «коллективного» преемника в виде Госсовета — но, похоже, что эта идея нереализуема в принципе. Югославия тоже после смерти Тито попыталась пойти путем коллективного управления, но чем все закончилось — известно.

Логика подсказывает, что революционная ситуация в верхах уже практически сложилась. Управлять по-старому невозможно, по-новому — никто не знает, как. Точнее, каждая оргпреступная группировка во власти имеет на этот счет свое мнение, но понятно, что оно кардинально отличается от мнения всех остальных. Политика выстраивания балансов создала ситуацию, когда нет ни одной ОПГ, способной навязать свою волю всем остальным, а союзы между ними могут быть только временными и предельно неустойчивыми. Ну, и кроме того, любой союз автоматически будет рассматриваться как покушение на стабильность со всеми вытекающими. Политически это тупик, который неразрешим «мирными» средствами. «Мир в обмен на территории» в этом случае не работает. Значит — только силовое решение.

Проблема элитных войн известна. В таких войнах в случае победы ты приобретаешь не так уж и много. А вот в случае поражения теряешь всё. Или почти всё, что по сути одно и то же. Поэтому элиты поднимают забрала и идут друг на друга войной в экстренных ситуациях, когда никаких иных решений уже не остается. Слабый и фактически умирающий диктатор — это и есть экстремальная ситуация, так как система не имеет ни механизмов, ни инструментов преодоления такой ситуации. Сменяемость — это и есть механизм, который предотвращает элитные войны, делая систему более стабильной. Во всяком случае в аппаратном смысле. Диктатуры лишены этого, а потому сюжет, подобный нынешнему, для них сам по себе катастрофичен.

Собственно, от Путина требуется либо начать тот самый трансферт, запустив его и обозначив этапность, либо продемонстрировать, что он еще огого и все слухи о его здоровье и дееспособности — это такой очередной хитрый план по выявлению врагов и предателей. Правда, все хитрые планы в путинском исполнении всегда оказывались полным пшиком и выдумкой пропагандистов. В реальности стратегия Путина всегда одна и та же — тянуть до последнего, не принимая никаких решений. Раньше это работало, сегодня — нет. Сегодня все сколь-либо разумные люди отдают себе отчет в надвигающемся коллапсе, а потому если ни в декабре, ни в январе на послании от Путина не дождутся ничего внятного и вразумительного, то скорее всего, процесс распада системы получит резкое ускорение. Ждать уже просто опасно.

Автор — независимый политический аналитик Анатолий Несмиян (@ElMurid)